От начальника лаборатории до Почетного президента еврейской общины
Печать
Просмотров: 650

Перестройка

«Не дай вам Бог жить в эпоху перемен». Китайская мудрость

После десятилетнего геронтологического периода правления, СССР приказал долго жить. Дело было так: в 1982 г. после 18 летнего правления на 76году жизни умер генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. В последние 5-7 лет своего правления генсек превратился в ходячего глубокого склеротика. Тем не менее, он возглавлял важнейшие правительственные делегации в то время, когда практически не в состоянии был не только думать, но и говорить, не говоря уже, о генерации каких-то новых идей или необходимой как воздух экономической реконструкции. СССР стал посмешищем мирового масштаба. Ситуация полностью отражала глубину абсурдного политического строя страны. В прочем, даже вступая в правление страной, 58 летний Брежнев сразу взял курс на т. н. стабильность. А, по-русски говоря, на застой во всех областях и науки и культуры. Кроме, конечно, Военно-промышленного комплекса, который охватил, чуть ли не 70% всего легального промышленного производства страны. То о чем я пишу не моя выдумка, а свидетельство целого коллектива помощников генсека, большинство из которых в дальнейшем возглавили или способствовали переходу страны к перестройке и гласности. В первую очередь я должен назвать известного журналиста, а в период президентства Ельцина первого после восстановления дипотношений посола России в Израиле Александра Бовина. Не столь яркий демократ, но все-таки ни кондовый коммунист и совсем не глупый политик и экономист, сторонник политики сближения с Америкой и эксперт по вопросам прекращения холодной войны между западом и СССР Георгий Арбатов и другие.

Кстати сказать, что-то похожее происходит и сейчас в России и под тем же лозунгом. И тоже под руководством единовластного 58 летнего лидера.

В те годы политбюро КПСС, правильней будет сказать боярская дума при батюшке Царе, состояла из сверстников Генсека. После смерти генсека очередной маразматик стремился занять его место, что бы через пару лет его сверстник опять занимал это место и опять на следующий год или через год очередной сверстник-маразматик водружался на трон, чтоб умереть и быть замурованным в кремлевскую стену. Страна разваливалась на глазах. Уже много лет статистики выдавали липовые результаты. Но в 80х годах впервые появился официальный дефицитный бюджет. Дефицит товаров в магазинах достиг своего пика. Услужливые экономисты типа академика-экономиста Минца, придумавшего концепцию, при, которой дефицит товаров и услуг объявляется положительной константой экономики социализма, которая стимулирует развитие производства и всей экономики страны в целом. Что дефицит является константой экономики социализма, лично  я верю, потому что испытал его в натуре, а то, что он, дефицит, стимулирует развитие всей экономики, пусть верит академик Минц и его верный ученик профессор кафедры экономики социализма господин Хасбулатов. О нем речь пойдет позже.

Взрыв реактора на Чернобыльской атомной электростанции 1986г. с самыми тяжелыми последствиями, оказался символическим реквием по экономике социализма.

Ведь причина взрыва была обычная халатность, позже это явление стали обзывать красиво, «человеческий фактор».

Череда похоронных парадов на Красной площади, наконец, то закончилась выбором генеральным секретарем ЦК КПСС относительно молодого и энергичного Михаила Сергеевича Горбачева, который привел в политбюро «политиков нового мышления» (любимое выражение Горбачева). Горбачев и многие из его команды, почти вся Московская и Ленинградская интеллигенция понимали - «Так жить нельзя»[1]

После распада СССР независимая Россия установила политическую структуру парламентской республики. Перед парламентом встал первоочередной и самый принципиальный вопрос: о внесении изменений (300поправок) в старую, еще советскую Конституцию, или приступить к разработке, совершено нового Основного закона, соответствующего изменившейся политической и экономической ситуации в стране.

К 1993году в парламенте создалась тупиковая ситуация. Спикер парламента Хасбулатов, профессор политэкономии социализма с 1991г ближайший сподвижник и выдвиженец Ельцина, категорически отверг идею новой конституции, боясь потерять власть при ее изменении. Он вместе с вице-президентом Руцким, полковником, затем генералом ВВС героем Афганской войны возглавили сильную оппозицию либеральному крылу парламента во главе с президентом Ельциным. Оппозиция состояла из депутатов-коммунистов, националистов, ультра националистов ─ новых русских фашистов, одним словом, всех тех, которые в принципе отвергали изменение общественного строя, именно тех, против которых боролись Хасбулатов и Руцкой вместе с Ельциным в 1991г.52 Противостояние достигло своего апогея, когда Хасбулатов с Руцким категорически отказались подписать компромиссный проект соглашения, выработанный комиссией под председательством Патриарха Алексия II.

На следующий день Президент Ельцин издал указ о роспуске парламента и назначил дату новых выборов.

Девяносто третий год. Ночью с 3 на 4 октября по телевидению сообщили о вооруженном противостоянии сторонников спикера парламента Хазбулатова и Президента Ельцина.

Наутро, прямо с работы, поехал на Арбат, где разворачивались главные события. Стояла чудесная погода конца бабьего лета. Солнце заливало поле боя и всю Москву. Люди, мне даже казалось, принарядились, как будто бы действительно пришли в театр. С лотков на Новом Арбате продавали мороженное и прекрасные, только в Москве выпекавшиеся, горячие бублики с маком. У здания правительства (Российский ''Белый дом'') шла перестрелка, но о положении дел никто ничего не знал. СМИ молчали, по-видимому, не зная, чью сторону принять. Самое же удивительное было то, что тысячи москвичей собравшиеся у Белого Дома без всякого страха я бы даже сказал, с веселым легкомыслием смотрели на происходящее, скажем, как на, футбол. Так же как и на стадионе, появились болельщики. Завязывались споры и даже пари, кто и когда выиграет этот «матч» Повторюсь: на кон той победы была поставлена судьба России.

На следующий день по прибытии танков Ельцин предъявил восставшим ультиматум о сложении оружия. Ультиматум был отвергнут, после чего один из танков выдвинулся на боевую позицию на Бородинский мост и после еще одного предупреждения открыл огонь по окнам седьмого этажа, было сделано несколько выстрелов боевыми снарядами. Начался пожар на этаже, после чего все «защитники» объявили о прекращении сопротивления и сдались, как говорится на милость победителям. Через несколько месяцев прошли внеочередные выборы парламента, который, после всероссийского плебисцита, принял новую, ныне действующую Конституцию. Установив тем самым президентскую республику вместо парламентской республики. В эти дни ядерная держава стояла на гране гражданской войны.

Так совпало, что Наташа в это же время поехала на круизном корабле вокруг Европы, поэтому, вечером мы поехали к Алеше на «Беговую» поддержать его с Федей морально, но и не с пустыми руками. Они жили на первом этаже 17 этажного дома рядом с центром событий. Когда стемнело, мы с Федей полезли на крышу, благо, что я строил однотипные дома и знал каким образом можно залезть на его плоскую крышу. Перед нами развернулась фантастическая картина ночного боя, трассирующие пули испещрили половину прозрачного темного небосвода. Слышались непрерывные пулеметные очереди. Стало страшно, Феде было всего 13, я смотрю, он дрожит, и мы быстро спустились назад. Домой.

Теперь, по прошествии 20 лет я понял, к великому своему сожалению, что этот прокоммунистический состав Верховного Совета, как раз и отражал умонастроение большинства россиян. Ведь большая часть населения нашей страны, как тогда, так и теперь не в состоянии была воспринять демократический образа жизни и развития, требующий от каждого личной ответственности за качество своей жизни, а мечтает о сильной руке Властителя, который наведет «Порядок» в стране без усилий и участия со стороны народа. Вспомним слова, которыми поляне и древляне приглашали варягов править их страной.

После развала СССР в 1991 году, причина которого лежит наряду со многими факторами экономического и внешнеполитического характера, в государственном перевороте 1991г. отразилось стремление партийной верхушки СССР затормозить развитие событий, удержать старые порядки и даже возродить Советскую власть. Путч полностью провалился и на третий день его фигуранты были арестованы.

Этот путч был непосредственной реакцией на предполагаемое подписание нового соглашения между независимыми республиками СССР, взамен того, который был подписан при создании Советского Союза в 1922г. Новый договор предусматривал значительное расширение прав республик. Фактически из федерации предполагалось создать конфедерацию независимых государств. Я прекрасно помню длительные и мучительные переговоры между руководителями республик и Горбачевым – первым президентом СССР. Каждая республика требовала для себя максимальных прав и экономической свободы от центральной Власти. Наконец, 19 августа было объявлено о полном согласовании всех статей Договора, и на 21 августа 1991г. назначено торжественное его подписание. Но уже раннем утром того же дня созданная группа из ведущих членов ЦК КПСС и Правительства объявила о никем не санкционированном взятии власти на всей территории СССР с отстранением от должности Президента страны Горбачева и введении Чрезвычайного положения. Это событие дало толчок для того, чтобы в течение сентября Украина, Россия, Белоруссия и ряд других республик объявили и своем полном суверенитете по примеру Прибалтийских республик. Это повальное явление журналисты назвали «Парадом суверенитетов». Мне пришлось в двух словах вспомнить об этих событиях, чтобы опровергнуть расхожее мнение о том, что Ельцин нанес главный удар по существованию Советского Союза.

Да, действительно, в сложившейся после Путча ситуации и провозглашения Украиной, Белоруссией, Казахстаном, другими республиками независимости, по инициативе президента России Бориса Ельцина в декабре того же года Россия, Украина и Белоруссия, заключили Беловежские соглашения о тесных политических и экономических взаимоотношениях. В тексте соглашений, как причина заключения союза было указано на фактическое падение Советского Союза. Но развал СССР произошел раньше, в сентябре - октябре 1991г., как реакция на путч. Не Ельцин, а ГКЧП, т.е. коммунисты, сорвавшие акт подписания нового, более либерального Союзного Договора явился настоящим могильщиком СССР. Вполне возможно, что и новый Договор не смог бы надолго продлить агонию Великой Империи. Как я уже упомянул, причин тому было много, и в том числе, по-видимому, просто пришло время ее самораспада. XX век оказался могильщиком всех мировых империй: Британской, Австро-венгерской, Германской, Османской, дважды Российской, Японской и распада всех колониальных держав: Великобритании, Франции, США, Испании, Португалии, Голландии, Бельгии и др.

Я высказал собственные мысли о произошедших событиях свидетелем, а в некотором роде и участником которых мне пришлось быть. И пишу обо всем этом исключительно для следующих поколений. Уже в настоящее время, через 20 лет после событий люди забывают факты и воспринимают самую простую, но ложную версию: Ельцин сокрушил великую державу.

Начальник лаборатории

После выхода на пенсию, я остался работать в том же управлении, где командовал УНР, но уже по вольному найму в должности начальника центральной строительной лаборатории. При довольно скромном названии роль и функции лаборатории были достаточно ответственными. В нашу задачу помимо обычной рутинной работы по испытанию на прочность разнообразных строительных материалов и подбору состава бетона необходимого качества, входило также исследование и выдача заключений по уже возведенным конструкциям. Такие заключения, как правило, производились по требованию заказчиков при возникновении каких-либо сомнений в их прочности. После получения положительного заключения все ответственность по надежности возведенного сооружения, естественно, падала на наши головы. Конечно, в особых случаях мы привлекали экспертов из различных строительных НИИ, но, как правило, справлялись своими силами.

Работа эта мне очень нравилась. Постоянно находясь на стройках и в гуще строительных событий, я в то же время был полностью свободен от административной работы, занимаясь исключительно инженерным делом. Кроме того, была и достаточная привилегия: я работал только четыре дня в неделю, поскольку, получая предельно допустимую пенсию, имел право зарабатывать сумму, не превышающую мой общий военный заработок. Я вспомнил о строительной лаборатории именно сейчас, поскольку, начиная с девяностых годов российское общество, раскололось сначала на два противоположных лагеря, а затем, по меньшей мере, еще на три части. Добавилась еще сильная националистическая составляющая среди просоветски настроенных людей. Работая в крупной строительной организации, я постоянно ощущал пульсацию настроения сослуживцев, их отношения к бурным событиям того времени. Занимая, как прежде административную должность я не смог бы так тесно общаться с самыми разными по своему образованию и по ментальности людьми.

Еще в 1990г. был созван новый профессиональный и постоянно действующий Верховный Совет еще существующего СССР, выбранный на альтернативной основе. Но выборы почему-то производились не по территориям, а по общественным союзам и крупным предприятиям. Например, от Академии наук, от Армии от Союза писателей и т.д. от Союзных Республик. Все его заседания транслировались по телевидению даже на предприятиях и в учреждениях. Гласность. Сразу же в составе Совета создались фракции по политическому и национальному принципу. Даже само слово «фракция» воспринялось всеми как, что-то антисоветское и не совсем законное. Дело в том, что еще в 20х годах фракционная деятельность в коммунистической партии была запрещена и приравнивалась к измене Родине. Большинство делегатов нового верховного Совета еще исповедовали коммунистическую идеологию, но впервые появились и демократы, так называемая Межрегиональная группа (фракция), которая во весь голос заявили о себе и о своем стремлении к кардинальным изменениям всей внутренней и внешней политики Государства. Особенно активно отстаивали свое конституционное право на отделение Прибалтийские лидеры.

Каримов, первый секретарь Узбекистана, резко осудил вмешательство Союзной прокуратуры во внутренние дела его страны, что еще полгода назад было бы совершенно немыслимым делом. Помню я позорное заседание верховного Совета СССР, когда на трибуну вышел академик и трижды герой Соцтруда Сахаров, самый принципиальный защитник прав и свобод человека, которого я и сейчас считаю образцом истинной гражданской совести и истинного гражданского мужества. Но «Нет пророка в своем отечестве» Коммунистическое большинство депутатов в самой хамской форме буквально согнали его с трибуны Верховного Совета.

Первое серьезное противостояние среди депутатов проявилось, когда от Межрегиональной группы, в которую тогда входили Собчак, будущий мер Ленинграда – Петербурга, Попов, будущий мер Москвы, был внесен проект закона об отмене шестой статьи Конституции СССР устанавливающую право КПСС на полную идеологическую и политическую монополию в стране. Позже эту группу возглавил Борис Николаевич Ельцин, к тому времени уже бывший первый секретарь Горкома КПСС Москвы и бывший член Политбюро партии, и бывший фактический хозяин Москвы. Самое удивительное для меня, да и для очень многих было то, что после упорных дебатов эта статья действительно была отменена, что привело к возможности создания в стране многопартийной системы.

Кстати сказать, первой, так называемой альтернативной партией, была создана Либерально-Демократическая партия России ─ партия Жириновского. Ходили слухи и не безосновательные, что эта ручная и абсолютно беспринципная партия, но с сильным националистическим уклоном, совершенно не либеральная и, тем более, не демократическая, была создана КГБ и КПРФ именно такой, какова она есть с целью «отвода глаз» и создания видимости многопартийности. Сам Жириновский представляет собой классический образец агрессивного демагога, своим вызывающим поведением подыгрывающий самым низменным инстинктам люмпенов. Но это к слову.

Публичное освещение работы ВС настолько политизировало все слои населения, что прекратилась работа, во всяком случае, в учреждениях. Все сидели перед телевизорами и с азартом, а иногда и со злобой обсуждали все происходящее.

За эти пару лет, я узнал о своих сослуживцах больше чем за 15 лет совместно работы.

Например, одна из моих лаборанток после чьего-то выступления высказала свою сокровенную мысль:

─ Подумаешь, Сталин уничтожил много людей, но ведь это были все интеллигенты, а рабочий класс он не трогал.

─ Трогал, да еще как трогал, в особенности крестьян. И вообще, резвее интеллигенция не люди? ─ говорю я.

─Люди то они люди, но ведь против Сталина были, значит им туда и дорога.

Вот и весь сказ. Самое печальное в том, что так думали и думают сегодня много миллионов бывших советских людей.

Ведь сказал же наш теперешний национальный лидер: «Сталин был успешным менеджером». Я не вижу разницы между высказыванием моей лаборантки Шуры и Путина.

Или еще пример. Мы сидим и во все глаза смотрим захватывающее политическое шоу на экране телевизора установленного в актовом зале. Рядом сидит начальник планового отдела полковник Никифоров и с возбуждением и возмущением, но тихо говорит мне на ухо «Не понимаю, о чем думают «органы» их же всех (демократов) надо немедленно арестовать и расстрелять. Никифоров старше меня лет на пять, всю войну просидел в аппарате ЦК уж не знаю, по каким причинам его оттуда убрали, а зря. Он был настоящий сталинист. Были примеры противоположного мнения, и даже действия.

Несколько офицеров управления, в том числе и зам начальника полковник Кноль, русский немец, демонстративно вышли из партии еще в девяностом году одновременно с тем, кода Ельцин и другие видные члены партии ─ депутаты парламента демонстративно покинули ее ряды. Массовый развал КПСС произошел после поражения Путча в девяносто первом ─ девяносто третьем годах, когда 18милионная компартия превратилась в полумиллионную. Но и в сегодняшней России 23-25% голосующих предпочитают коммунистов

После таких шоу по всем комнатам и кабинетам начинались бурные дебаты. Ко мне в кабинет обычно приходил сосед, начальник отдела кадров, он естественно был на стороне «правых», как тогда называли противников реформ, а таких, каким был я, называли «левыми», хотя по западным меркам все должно было называться, как раз наоборот. Интересно было то, что, несмотря, на согласие с большинством моих экономических и политических доводов, он упорно отстаивал свою позицию по очень откровенным и понятным соображениям: «Я закончил военно-политическое училище, никакой другой науки не знаю, и при твоем капитализме для меня один путь ─ подметать улицы» В точном соответствии со стишком знаменитого режиссера Эльдара Рязанова:

«...Мы не сеем, не пашем, не строим

Мы гордимся общественным строем…» (о политработниках).

Другим моим постоянным оппонентом был отставной полковник Иван Сергеевич Толстиков. Его позиция была не столь цинична, он был убежден, что для русского народа западная демократия не подходит. Ментальность не та. Она восходит к крепостному праву, к крестьянской общине, к т.н. «Миру», и отвергает индивидуализм присущий Западу. Русский человек привык идти за, кем ни будь, ─ требует вожака, только при этих обстоятельствах его душа приобретает покой, а руки готовы скалы ворочать. Нам нужна сильная рука. В наших спорах я обвинял его в отсутствие патриотизма, в принижении способностей народа, в оправдании постоянной нищеты, в которой столетиями живет русский народ и т.д. и т.п. Иван Сергеевич на это только добродушно улыбался и говорил: «Да ты, Толя, идеалист, наверное, никогда не жил в гуще народной. Я же родился в деревне, воевал в окопах, работал на заводах я вышел из народа и сам народ и хорошо знаю, что нашему брату надо: не быть голодным, иметь валенки и русскую печь, а все остальное: ─ демократия, выборы, свобода, прогресс и прочее ему, как говорится, «до лампочки»

Вот такие споры повсеместно: от электрички до квартирной кухни заполняли досуг и умы москвичей.

О нынешнем моем понимании русской действительности и о Путине ─ национальном лидере. Через пятнадцать лет, уже в Германии, получив приблизительное понимание образа мыслей немцев по газетам и из личных разговоров, в особенности, находясь в больницах, до меня действительно дошла разница в ментальности россиянина и немца, по-видимому, западного европейца вообще я даже уточнил бы: православного и католика с евангелистом.

Разница очень существенная: католики не обязательно верующие, но воспитанные в католических традициях ─ индивидуалисты, они давно забыли о крепостном праве, вернее сказать о крепостном бесправии, привыкли надеяться только на собственные силы и нести личную ответственность за себя и свою семью. Интересный разговор случился у нас с Ниной сразу по приезде в Германию, еще в ''хайме''54. Был первый день католической Пасхи ─ государственный праздник по всей стране. Мы встречаем в коридоре Хаусмастера, по-нашему коменданта и одновременно слесаря и дворника.

Нина ему говорит:

─ Господин Хаусмастер, почему Вы на работе? Ведь сегодня Пасха. Вы должны быть в церкви.

Он отвечает с возмущением:

─ Я никому ничего не должен, я свободный человек и должен только самому себе.

И еще одно существенное замечание нам сделал какой-то немец:

- Никогда не говорите Ich will, а всегда Ich möchte.» Т.е. нельзя сказать „Я хочу“, но только „Я хотел бы“.

Все просьбы и желания в Германии высказываются только в сослагательном наклонении. Особенно проявилась индивидуальность немцев во время войны. Германия лежала в развалинах, но я не встретил, ни одного немца, который бы жил в коммуналке с очередью в туалет или с пятью хозяйками на кухне. Они просто не могут себе представить, как можно так жить. Я не знаю, как они устраивались при таких разрушениях и еще притом, что несколько миллионов немцев было в административном порядке переселено из Богемии (Чехия) Силезии (Польша) и Восточной Пруссии в Германию.

Наверное, приспосабливали под жилье общественные здания, и прочее. Но я точно знаю, что первым делом по получении американской помощи по плану Маршала строили они жилье: очень плохое с тонкими стенами, с одинарным остеклением и разными другими экономиями, но квартиры были только отдельные, очень маленькие, но отдельные. Наверное, причина была в том, что строили только частные фирмы и сдавали квартиры за деньги по тем временам не малые. При том строительном буме, и отсутствии безработицы, зарплаты допускали съем жилья каждым работающим, жилищная проблема очень быстро получила свое разрешение. Таким образом, индивидуализм, ответственность, трудолюбие и пунктуальность во всем и набор законов минимально ограничивающих свободу слова и мысли создали условия, вылившиеся в т.н. экономическое чудо.

Политика же Путина и всего его окружения направлена на удовлетворение самых примитивных желаний народа, высказанных очень точно Иваном Сергеевичем (см. выше), но никак не на превращение страны в современное государство. Десять лет его правления направлено исключительно на нефтедобычу и развертывания Военно-промышленного комплекса, что очень нравится народу, удовлетворяя его вечный синдром собственной неполноценности.

Часть нефтедолларов пошла, конечно, на увеличение зарплат госслужащих и пенсий, но почти ничего не делалось и теперь не делается для строительства дешевого жилья, дорог, развития промышленной инфраструктуры и машиностроения и хотя бы первичной переработки нефти. Путин не реформатор, а обычный циничный популист, построивший систему благоприятную для нефтяного бизнеса, личного и своего ближайшего окружения обогащения, а, главное, для пожизненного удержания личной власти. Вывоз капитала из страны в его правление по статистики превзошел, все рекорды девяностых годов времени т.н. «дикого капитализма».

На мой взгляд, один из главных признаков современного русского политического деятеля, претендующего на мировое признание, состоит в покаянии за бесправные дела своих предшественников, осознание деяний позорящих свою страну и свой народ. Во всяком случае, не наследовать их гимны, под музыку которых уничтожались миллионы людей. Не принимать судебных решений вместо судей, как это практиковалось в течение 70 лет Советской власти и пр. и пр. Т.е любой истинный реформатор и патриот первым делом должен обеспечит существование в стране независимого и справедливого суда и «регулируемую» до минимума коррупцию, но не регулируемую демократию.

В нашем же случае полностью подходит крылатая фраза французского философа Жозефа Деместра[2]

«Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает».

Итак, 1993 г. Я работаю по-прежнему начальником лаборатории, но только частично государственной, в том смысле, что выполняю необходимые задачи для военно-строительного управления. Зарплату нам платили, как говориться, через раз, зато мы постоянно получали пайки: продовольственные и промтоварные в виде, гречки американских военных трехдневных сухих пайков, сапог или камуфляжных курток или шерстяных пуловеров из Германии, которые там собирали для голодающей и разоренной России. Пайки мы получали из запасов расформированных строительных батальонов, а также  присылаемых из США, Канады и Германии  солдатских пайков поскольку к этому времени практически прекратилась «Холодная война»[3] и НАТО начало сокращать свой контингент в Европе.

Я упомянул мимоходом, что в это время появилось масса возможностей создавать частные предприятия. Мелкий люд хватал все, что валялось под ногами: например раствора - бетонные узлы крайней степени примитивности, или базы снабжения при УНР или механические мастерские при тех же УНР. Более крупные деятели или более оперативные приватизировали крупные предприятия. Наш начальник главка создал лесопромышленный холдинг и, естественно, возглавил всю лесопромышленную зону на северо-западе страны с лесными угодьями деревообрабатывающими предприятиями; другие босы, отхватили значительно более солидные предприятия. Будущий премьер Черномырдин тогдашний министр газовой промышленности полностью приватизировал Газпром и т.д. Это не тема моего рассказа, эта сказка так себе походя. Я же совместно со своими сотрудниками создали, как бы независимую строительную лабораторию. Мы выполняли все необходимые работы для Строительного управления, благо этих работ стало совсем не много. Из-за хронической нехватки средств почти полностью прекратился Госзаказ, и Управление само выискивало себе работу, лишь бы сохранит организацию и хотя бы через месяц выплачивать зарплату. В тех условиях был брошен лозунг «Спасайся сам, как можешь» Нам (лаборатории) крепко повезло. Строительные карлики стали расти как на дрожжах, а по вновь созданному правилу каждая организация обязана была для собственной регистрации представить договор с какой либо лабораторией имеющей государственную лицензию на право давать заключения в области строительства. Мы, как раз незадолго до этих дней еще при Советской Власти прошли экзамены, в соответствующих организациях, протестировали все свое оборудование и получили лицензию не ведомственную, которая у нас имелась, но госстроевскую. Это предоставило нам большие возможности для заключения договоров и получения предельно возможного объема работы. Надо сказать, что перед самой эмиграцией я зарабатывал более $1000 в месяц, не считая тех грошей, которые нам выплачивало Управление и, не считая военной пенсии. Это был в то время прекрасный заработок. Все это я вспоминаю для того, что бы показать, ─ наша эмиграция не несла экономического подтекста. Нами руководили другие причины

Эмиграция

Впервые я услышал о возможности покинуть страну и уехать не только в Израиль приблизительно в 1992 году.

Мой старый приятель и коллега однажды позвонил и несколько заговорщицким тоном сказал, что через час приедет ко мне - «Есть, о чем поговорить». Я решил, что до сих пор его мучат кадровики с вопросом о том, есть ли у него родственники за границей. Дело в том, что он был главным инженером проекта, где помимо всего прочего он проектировал прачечную для управления делами ЦК, что автоматически переводило весь проект в секретный ранг. А, следовательно, биография исполнителя должна была быть кристально «чистой» в коммунистическом смысле. Ведь проектировали они, ни что ни будь, а целую прачечную. То, что он при этом еврей начальство как-то перенесло, здесь вопрос стоял о прочности и качестве, но с биографией вышла осечка. Его брат уже несколько лет жил в Израиле. И вот мы с ним, сидя в метро на скамеечке, мучительно пытаемся, как-нибудь решить этот вопрос: говорить о брате или умолчать. Я предлагал написать и уйти из этой фирмы, но Гарик был человеком более проницательным. Он считал, что если вся страна делает вид, что работает (выражение того времени),а государство делает вид что оплачивает труд, то и кадровики тоже ничего не хотят лишнего делать. Напишу, что за границей никого нет. Так и сделал и, конечно, никто не стал проверять, ведь это дополнительный труд. Поэтому я очень удивился, ведь за прошедшие три года прошла целая эпоха, и опять это дело о брате в Израиле. Но дело было совсем в другом.

Через какое-то время Гарик появился у нас. Как обычно Нина стала накрывать на стол, но Гарик сразу утянул меня в Кузьминский парк подальше от чужих ушей и чужих глаз ведь был еще только 92 год и мы привыкли бояться КГБ и добровольных сексотов (секретных сотрудников), вероятно переоценивая, его возможности и их количество, но ведь коммунисты буквально дышали в спину Ельцину. И, кто победит, было еще большим вопросом.

В парке он полушепотом рассказал мне, что Германия открыла свободный путь для евреев: с одной стороны в искупление вины за Холокост, с другой стороны учитывая неустойчивое положение в России, как в политическом, так и в националистическом плане. Парламент Германии опасался, что если к власти придут коммунисты в блоке с националистами, то начнутся спонтанные погромы. Гарик рассказал, что уже год, как учит немецкий, какие критерии установлены для права на эмиграцию и тому подобное.

Нас с Ниной эта идея не увлекла сразу по нескольким причинам: во первых Алеша не захотел никуда уезжать, ведь он уже имел свою юридическую контору и чувствовал себя вполне состоявшимся и даже успешным человеком, а в Германии его ждала только инвалидная коляска и довольно приличное инвалидное пособие, что для Алеши было далеко не одно и тоже.

Кроме того, Нина и я время от времени оказывали ему и семье довольно значительную физическую помощь, ведь Наташа работала, а Феде было еще только 13 лет. Мы ремонтировали его новую квартиру, устанавливали дополнительные встроенные шкафы и выполняли прочие дела. Летние каникулы Федя проводил у нас на даче. И вообще уезжать от сына, тяжелого инвалида, для нас было абсолютно немыслимо. Таким образом, этот вопрос в то время полностью был снят, как говорится в бюрократической лексике, с «повестки дня».

Прошло еще пару лет. Однажды, заходит к нам дачу сосед и хороший знакомый, отставной полковник Петр Моисеевич с женой Галиной Николаевной они только, что приехали на побывку из Германии. Петр Моисеевич подробно и, как теперь говорят, позитивно описал свое житье–бытье в Берлине, где сняли прекрасную квартиру в одном из лучших районов города. Рассказывали в взахлеб о чистом и ухоженном городе, где автобусы ходят строго по расписанию, где огромное количество магазинов переполненных товарами и продуктами, где восхитительной красоты озера с пляжами, где люди чаще говорят спасибо, вместо русского:

─ Ну, ты, очкарик, сходишь или стоять будешь?

И все расказывали в таком же роде. В подтверждение своих слов привезли друзья  с собой «гостинцы»: прекрасный холодного копчения бекон и подсоленные фисташки совершено волшебного вкуса, но и эти вещественные доказательства на нас не смогли оказать нужного воздействия.

В этот день или пару дней позже приехал на дачу Алеша. Не сразу, а позже, как бы, между прочим, в разговоре о всякой всячине рассказали мы ему о посещении Петра Моисеевича. К нашему удивлению Алеша тоном, не допускающим возражений, сказал:

- Вам немедленно надо уезжать. С годами вы все меньше и меньше сможете помогать мне и нашей семье. Но, если вы будете жить в Германии, я буду, уверен, что вы и в будущем не будете испытывать тех трудностей и той безнадежности, которые испытывают в России почти все старики. Для меня ваше благополучие уже есть большая помощь. Так что езжайте и ни о чем другом не думайте.

Следуя принципу принятому нами по отношению к Алеше сразу после постигшего его несчастья - «ни в чем не противоречить его желаниям», то есть принципа создания наиболее благоприятных условий его реабилитации, мы и в этом случае решили с ним не спорить и ничего не доказывать, а подать необходимые документы на выезд в Германию. Но ехать нам все-таки не хотелось, поэтому мы условились не форсировать процесс, пусть идет все само собой. Не примут, так тому и быть, а примут, значит, такова судьба.

Но судьба оказалась к нам благожелательной и через пару месяцев уже в феврале 1995 года мы получили пакет из немецкого посольства с правительственным разрешением на постоянное жительство в Германии с одной, довольно странной припиской ─ разрешение действует только до августа этого же года[4].

Хотя на дворе стоял уже девяносто пятый год и уже принята новая конституция, и разрушен «железный занавес» и получение загранпаспорта не представляло собой непреодолимого препятствия, тем не менее, я сильно сомневался, что получу загранпаспорт со штампом «Выезд разрешен». Дело в том, что после выхода в отставку мне переоформили степень допуска к секретной информации, вместо первой дали вторую степень, да и вторая степень по моей работе в лаборатории была совершенно не нужна. Я получил в секретном отделе справку, что за последние 10 лет ни разу не получал у них никакой документации. Но «секретчики» и «особисты», которые этим делом занимались, остались те же самые, что и в СССР, и их взгляды тоже не изменились. Переговорив по своему делу с уполномоченным от органов, я совершено точно понял, что выезд мне не разрешат, во всяком случае, до августа 1995 года, я разрешения не офрмлю. А, позже оно мне уже будет не нужно.

Я сказал Алеше:

─ Увидишь, что выезд мне зарубят просто из чувства зависти, скажут: «Опять евреи создали себе привилегии, никого на Западе, кроме евреев не принимают, а раньше не выпускали из СССР никого, кроме евреев в Израиль. И опять евреям, пожалуйста, хоть в Израиль, хоть в Америку, хоть в Германию, а русские должны сидеть в России и не рыпаться».

Но Алеша обладает быстрым и гибким умом. Он тут же, нашел решение:

─ Вот что,  я договорюсь с руководством «Шкоды». Они пришлют на начальника твоего управления приглашение на тебя лично посетить в Чехии конференцию по новым технологиям возведения промышленных зданий. В то время въезд в Чехию по российским заграничным паспортам был еще безвизовый. Ты по приглашению при поддержке своего управления подашь заявление в ОВИР, получишь иностранный паспорт, а органы вынуждены будет дать добро на выезд, поскольку это оформляется как служебная командировка.

Так и сделали. Я получил вызов в феврале, а «конференция» была назначена в апреле. Короче говоря, я получил добро от органов на выезд в Чехию 30 апреля, когда приглашение полностью потеряло всякий смысл. Однако и оно было полезно тем, что значит выезжать мне все-таки можно, но не на совсем. Так я получил чистый заграничный паспорт.

Но, как говориться, отрицательный результат это тоже результат, из которого мы сделал четкий вывод. Подавать рапорт о выезде в Германию мне совершенно бесполезно. Разрешение я, может быть, я бы и получил, время было уже не советское, но получил бы его не раньше, скажем, 10 августа, то есть как и с Чехией, позже срока действия немецкого разрешения на въезд в страну.

Но мы ведь тоже не дураки. Немного подумав, мы с Алешей решили срочно попросить моего друга Гари Шнейдермана, уже жившего в Берлине прислать нам с Ниной приглашение в гости на 2 недели. По установленному тогда порядку разрешение от органов лицам, уже имеющим заграничные паспорта на кратковременный выезд не требовался. Через месяц мы с Ниной уже имели такое приглашение и начали подготовку к выезду в Германию на постоянное жительство.

Ехали мы туда с большой осторожностью. Во-первых, мы не знали, примет ли нас Германия, ведь все-таки в наших паспортах не стоял штамп «Выезд разрешен». Мы не знали в какой немецкой земле нам разрешат жить, да и вообще мы практически ничего не знали о стране и ее порядках. Германия тогда не казалась нам дружественной.

Так почему же мы все-таки решились на эмиграцию? Кроме выше сказанного, в середине девяностых бытовой антисемитизм приобрел почти легальный статус, все заборы вдоль железной дороги из Москвы до Раменского были расписаны лозунгами типа: Богух Эльцин, читай - Борис Ельцин, убирайся в свой Израиль. Книжные развалы наполовину были завалены коммунистической, фашистской и, естественно, антисемитской литературой.

Однажды ехал я в автобусе на станцию Кратово, вместе со мной ехало человек 10 пьяных мужиков с дубинками, на весь автобус они кричали, что едем в Кратовский санаторий бить жидов. Жидов они там, правда, не побили, поскольку это был санаторий ЦК КПСС, и он еще охранялся милицией. Второй случай в том же Кратове был посерьезнее. В здании местной школы на время каникул разместился учебный центр для еврейских детей, планирующих возвращение в Израиль. Туда пришло уже человек 20 ведь бить детей очень легко и безопасно, но им навстречу вышло 5 здоровенных охранников от одного вида, которых у «боевой» дружины сразу пропал весь заряд русского «патриотизма».

Они не вступая, даже в словесную перепалку позорно развернулись в обратную сторону. Об открытом бытовом антисемитизме ярче всего говорили споры пассажиров электричек о положении в стране. Здесь наряду с редкими высказываниями сторонников демократии в полный голос высказывались т.н. патриоты. Два слова превалировали в их матерных речах: еврей и жид. Здесь же была тоска по Сталину и одновременно обвинение евреев в том, что они сделали революцию и с тем, что они же готовили контрреволюцию. Этот период дикой свободы, как мне казалось, должен был закончиться погромами. Кстати, этот же фактор послужил формальной причиной для разрешения евреям эмигрировать в Германию. Но к счастью в этом я ошибся, но в том, что мы выехали, не ошиблись. Достаточно только того, что через четыре года после приезда меня буквально вытащили с того света сделав срочную операцию на открытом сердце, заменив коронарные артерии на новые, сделанные из моих же вен, вытянутых из обеих ног. В России в конце прошлого века такую операцию сделали только Ельцину и то под наблюдением профессора из США. Вот и результат: из ста с лишним выпускников Академии 1952г. в живых осталось только десяток человек из них пятеро живут теперь в Германии или в Израиле.

Итак, мы готовимся к выезду в Германию, как я уже упоминал, выезжали мы формально на отдых по вызову приятеля. Следовательно, было бы не логично, если бы мы везли с собой, скажем 10 чемоданов или все вещи переправили бы контейнером. К тому же наши знакомые в один голос советовали не брать с собой ничего лишнего. Первым делом мы отдали Алеше и Феде все, что они захотели взять. Но захотели они очень мало, кое какую старинную посуду, книги моего дяди с автографами, автографы других известных писателей и, даже книгу воспоминаний, подаренную нам с Ниной Арамом Хачатуряном. Почти всю обстановку и фарфор фирмы Попова продали в Кусковский музей фарфора, кое чего купили у нас нарождающиеся банкиры. Нашу гордость цветной телевизор с большим экраном, который Алеша выиграл на московских авторалли в 1990г. и подарил его нам.

Уникальный холодильник ЗИС выпуска 1951г сделанный автозаводом еще имени Сталина, который проработал у нас более 40 лет, хотя купили мы его уже подержанным.  Вместе с телевизором холодильник   был отдан нашим соседям. Через 3-4 года, когда мы приехали в Москву, холодильник еще работал, и если бы мы знали, как это делается, холодильник наверняка  получил бы свое место в книге рекордов Гиннеса.

Последняя задача по избавлению от своего имущества, была реализация носильных вещей. Слава богу, в этот момент из Оренбурга приехал наш давний друг теперь покойный Деррик Маркович Вайнцвайг, я о нем упоминал в прежних главах. Вот ему мы с радостью отдали костюмы, пальто и другие вещи по его выбору, но осталось много военного обмундирования, несколько отрезов для шинелей, кителей и выкроек для сапог все отличного качества. Я решил поехать на большую барахолку в Малахову и отдать за бесценок, какому-нибудь старому еврею оптом. И что же, ни один старый еврей и ни один молодой гой не проявили к моим вещам ни малейшего интереса.

Оказывается, частная торговля сразу сориентировалась в новой конъюнктуре: молодежь стала покупать только готовые, только импортные в зависимости от достатка европейские или китайские вещи. Появился целый купеческий класс «челноков», которые всеми правдами и неправдами преодолевая границы любых государств, полностью удовлетворяли спрос на куртки, кроссовки, джинсы и пр. Это были купцы привилегированные, так сказать оптовики, но был еще и «трясуны», эти денно и нощно стояли в непроходимых толкучках на базарах, в спортивных залах, вестибюлях различных НИИ, которые практически прекратили работать и выживали, кое-как, сдавая в аренду помещения для торговли. Торговля расширила свою деятельность в разы по сравнению с советскими временами.

Усвоив, что ничего продать невозможно, в тот же день, сняв с одежды погоны, вывесил все свое армейское богатство на забор вокруг мусорных ящиков. Через час пошел посмотреть, взяли ли хоть что ни будь, но заборчик стоял до неприличия голый. Одним словом мы приехали в Германию на постоянное жительство с двумя чемоданами. Валюты у нас также не было, но Алеша нам дал на дорогу и начальное обустройство $5000. Кстати сказать, эти деньги мы до сих пор не потратили, это наш стратегический резерв.

В ту пору с собой мы имели право взять именно $5000. Однако я сам наблюдал, стоя в очереди на таможенный досмотр, как один дяденька, стоящий впереди нас пройдя контроль, тут же направился в крайний угол зала, где его ждала молодая дама и вполне открыто передала ему через барьер пухлый пакет. Я уверен в том, что в пакете были не пирожки с капустой. Надо сказать, что 1995 год был пиковым годом эмиграции, залы Шереметьево были переполнены уезжающими, провожающими, карманниками, сопровождающими в штатском, и пр., и пр. Суматоха была невообразимая, крики, слезы, смех, истерики ─ все переплелось в единый шум и гвалт.

Наконец, прошли мы все контроли, и попали в предпосадочный зал; впервые мы увидели «бутики», о которых много слышали, но на нас они не произвели никакого впечатления своей недоступностью и ненужностью продаваемого. Через 3 часа нас уже встречал в Берлинском аэропорту Гарик.

За границей мы оказались впервые, поэтому с любопытством вглядывались мы во все нас окружающее: в такси и таксиста, в дома и его обитателей, наткнулись сразу же на полуразрушенную церковь, которую, как нам сказали, специально оставили в память о былой войне. Трамваи, очень похожие на московские, нам понравились. Прохожие показались нам плохо одетыми все в джинсах, причем в рваных, особенно на женщинах, и даже в тех местах, где должны быть, по нашим понятиям особенно плотными. Рубашки тоже не отличались элегантностью в большинстве выцветшие и мятые.

Мы решили, что все эти люди вероятно эмигранты, не имеющие крыши над головой. Но Гарик нам объяснил, что наоборот это все истинные молодые немцы, строго следящие за всеми нюансами прихотливой моды. И джинсы и рубашки и особенно кеды дорогие фирменные вещи и служат, как бы визитной карточкой и гордостью владельцам. Но, честно говоря, мы ничего не помним об этом времени, мы оказались совершенно не подготовленными, к столь крутому повороту в нашей судьбе, и если что-то осталось в памяти от Берлина, то все это от его посещения значительно позднее, когда пришли в себя. Но интересно то, что мы сами не понимали своего состояния, все действия и впечатления отражались как бы в нашем подсознании, если верить Сигизмунду Фрейду. Только, через год, когда мы случайно на фломаркте (блошиный рынок, по-русски, барахолка) купили весы и, конечно сразу взвесились, то поняли, что ничего даром не дается. Мы потеряли за прошедший год по 10 кг каждый и это при хорошем питании и удовлетворительных бытовых условиях. Повторюсь, наше подсознание съело или выжгло из нас все лишнее, такова цена потери психологического равновесия.

Мир тесен! Когда Гарик привез нас домой, и мы сели за стол с его женой Людмилой, то из первых же фраз выяснили, что наши друзья из Кратова Петр Моисеевич и Людмила Николаевна, которые сыграли значительную роль в нашей эмиграции, живут в этом же доме, в этом же подъезде и на этом же этаже.

В Берлин мы ездили еще несколько раз, но особенно запомнились два посещения: первое, когда впервые после реставрации открыли Рейхстаг, и мы с Ниной первом делом поехали его осмотреть. Стали в огромную очередь таких же любопытных, как мы. По скорости движения очереди ее хватило бы не менее чем на 2 часа стояния. Но неожиданно к нам подошел какой-то молодой человек вытащил из очереди, подвел к лифту с другой стороны здания и через две минуты мы оказались на самом верху на крыше возле огромного стеклянного купола. Как он объяснил нам, в его обязанности входило облегчить пожилым людям осмотр Рейхстага в первые дни, когда наблюдался пик посещений.

Это было уже второе восстановление Рейхстага после войны. Первая реконструкция приходилась на время существования ГДР, тогда не стали восстанавливать купол над зданием, а просто его взорвали для безопасности. Вся вентиляционная система, подвесные потолки в помещениях, перегородки были выполнены из асбестоцементных элементов, что ставило людей работающих в здание под риск онкологических заболеваний. Удалить весь асбест из здания это и значит полностью реконструировать уникальную постройку времен Бисмарка. Проект реконструкции выставили на международный конкурс, который выиграли англичане.

Конечно, я не знаю всех проблем и изменений, но купол над залом заседаний Бундестага был полностью восстановлен. Таким образом, полностью восстановили старые контуры исторического здания. До восстановления купола первоначальный архитектурный замысел пропадал, а здание выглядело унылым воспоминанием о былом расцвете. Но купол, перекрывающий зал заседаний парламента сделали полностью стеклянным, причем для усиления проникновения света была установлена огромная стеклянная воронка от верха купола прямо в зал заседания. Она сделана не просто из стека, а из стекла и зеркал, которые имеют компьютерное управление. Зеркала поворачиваются строго по солнцу, а сила света в помещении оптимизируется в зависимости от погоды. Кроме того, эта воронка высотой около 40 метров является частью всей вентиляционной системы здания. Отработанный воздух на выходе улавливается системой очистки и регенерации и вновь используется системой. Такое уникальное решение символизирует собой одно из политических целей Бундестага – создание современного государства с максимальным сохранением природных ресурсов.

То о чем я сейчас рассказал, мы узнали и увидели не сразу, а по ходу экскурсии нам рассказали и показали. Картина же открывшаяся нам с крыши Рейхстага оказалась столь удивительной и масштабной, что все посетители сразу останавливались с раскрытыми ртами.

В шестидесятых и семидесятых годах прошлого века в Москве, после решений Никиты Хрущева о переходе на строительство дешевого жилья из сборных железобетонных элементов, тоже развернулось огромное строительство. Если залезть на крышу 17 этажного дома, что мне приходилось делать по службе не раз, то тоже обозреваешь величественную картину огромной московской стройки. Можно было насчитать до сотни башенных кранов. Но то, что мы увидели с крыши Рейхстага, затмевает все, что я до сих пор видел. Буквально лес башенных кранов покрывает весь центр Берлина. И в то же время рядом работают десятки настоящих железных динозавров с огромными железными пастями перегрызающих и ломающих металлические каркасы, толстенные стены и ж/б конструкции разрушаемых шести семиэтажных зданий бывших шикарных магазинов и жилых домов. Шла генеральная реконструкция центра будущей столицы объединенной Германии

Второе впечатляющее посещение столицы произошло 2002 или 2003 году. Меня, как председателя еврейской общины нашего города, пригласили в Берлин на празднование 75-летнего юбилея создания в Германии союза либеральных еврейских общин.

Но прежде чем рассказать о юбилейных событиях мне хотелось бы объяснить, почему евреи Германии пришли к идее реформирования иудаизма.

Естественной причиной тому послужили коренные изменения, которые Германия претерпела в течение второй половины XIX века. Королевство Пруссия под влиянием, и я бы сказал, под давлением выдающегося политического деятеля тех времен Бисмарка (его лозунг « Кровью и железом, Германия будет объединена Прусским королевством») я не ручаюсь за точность цитаты, но смысл именно таков, и действия железного канцлера вплоть до 1871 года[5] были именно такие. Сама жизнь потребовала от Германии коренных политических и экономических изменений. Германия своевременно смогла объединить все немецкие суверенные княжества, создать мощную армию, расширить свои границы за счет Саксонии, Шлезвиг-Гольштейн, победить Францию, отторгнув от неё Эльзас и Лотарингию, и войти в клуб великих держав Европы. Это послужило причиной экономического бума, в течение всей второй половины XIX века. Вместо хронической безработицы испытывался недостаток в рабочей силе, появилась широкие возможности инвестировать капитал в развитие современной индустрии и, особенно, в развитие сети железных дорог; сильный прыжок осуществила Германия в научной сфере и в гуманитарной области. В тоже время из-за развития промышленного производства произошло резкое сокращение спроса на ремесленные, более дорогие, изделия, которым в основном и занимались евреи в Гетто, это больно ударило по благосостоянию еврейских общин.

Промышленная революция поставила перед евреями и другие задачи, которые требовали решительных действий. К ним в первую очередь относится необходимость в общеевропейском образовании, способствующее выходу еврейской общины из тисков гетто, и тем самым расширить ареал приложения своих сил и способностей. Еврейский капитал один из первых начал широко инвестировать средства в строительство ж/дорог и современных промышленных предприятий, именно еврейские банкиры создали прообраз современный банковской системы, т.е. внедрили систему межбанковского кредитования. Эти устремления и преобразования наряду с предоставлением евреям Германии в 1871г. всех прав гражданства широко распахнули двери гетто и дали возможность евреям раскрыть свой недюжинный интеллектуальный потенциал. Однако в действительности для полного осуществления своих потенциальных возможностей совершенно необходимо было открыть двери гетто в головах еврейского народа, в его традициях. Конечно, только нужда и возможность изменить свой нищенский быт подвигнул немецких евреев к столь болезненным и координатным изменениям.

Так, что же такое либеральный иудаизм? Существует «Положение», разработанное уже в наше время, в которых, правда не очень четко, прописаны 32 принципа этого направления в иудаизме. Я пишу собственные воспоминания, но отнюдь не лекцию по иудаизму, поэтому ограничусь лишь его главными принципами и догмами.

Итак, либералы признают Боговдохновенными, а, следовательно, неизменными только 7 законов Ноя, которые по Учению, Всевышний передал Ною для распространения среди всех народов мира и во все времена. Либеральное направление считает святым и неизменным для еврея 10 заповедей, полученные Моше от Всемогущего на горе Синай, которые являются основой морали и этики современного мира, в том числе и почитание святой Субботы, как дня святости, так и полного отдыха. Отдых в седьмой день недели это величайшее достижение именно в этическом плане, опередившее на многие столетия существующее в те времена трудовые отношения в рабовладельческом мире. Только через полторы тысячи лет в начале христиане, а за ними мусульмане повсеместно ввели отдых в 7 день недели. Евреи либералы признают неизменными только те законы Торы, которые подтверждают и укрепляют этические и моральные устои общества. Они признают боговдохновенными и неизменными все нравственно устойчивые высказывания и писания библейских Пророков. Главное же отличие ортодоксального направления от либерального в том, что последние не признают божественными и, следовательно, подлежащими изменениям: дискриминационные законы в отношении женщин, людей с нестандартной сексуальной ориентацией и традиции проведения литургии. Эти законы созданы людьми и людьми же могут быть изменены, в том случае если они препятствуют динамичному развитию еврейского общества. Кроме того, многие из 613 законов Торы, невозможно исполнить в связи с разрушением Храма, например жертвоприношение и, естественно, они давно не исполняются,

Кстати сказать, на протяжении тысячелетий еврейские законы и традиции с изменениями условий жизни действительно постоянно изменялись. После разрушения Второго Храма великий ученный Иохан Бен Заккайя и его последователи во вновь созданном в г. Явна синедрионе, разработали новые принципы так называемого раввинистического иудаизма. Благодаря этому, я бы сказал революционному преобразованию, иудаизм сохранился как одна из великих религий и как основополагающая составляющая ее дочерних ветвей – христианства и ислама. В раввинизме божественное значение Храма заменено аналогичным значением Торы, ТАНАХА и устной Торы, то есть Мишны — главного раздела Талмуда. Раввин заменяет первосвященника. Жертвоприношение ─ молитвой. Была создана иная традиция в литургии. К другим принципиальным изменениям в иудаизме можно отнести: запись устной торы под руководством Рабби Иехуда ха-Наси (ок. 135 — ок. 220 годов), систематизация Устного Закона и редактура Мишны, на которой базируется Талмуд и из которого получен классический еврейский свод законов Галаха. Запись устной Торы категорически запрещалась более тысячи лет и явилась грубым нарушением Традиции. Устная Тора передавалась из уст в уста, и естественно постепенно изменялась вместе с изменениями условий жизни еврейской общины.

В иудаизме на протяжении веков создалось множество направлений и каждое направление, как правило, вырабатывало собственную литургию, соответствующую ментальности верующих. Например, в XVIII веке среди восточных ашкиназийских общин широкое распространение получило учение Баал Шем Тов, под названием Хасидизм, который в свою очередь разделился на множество ветвей. Хасиды полностью изменили не только традиционную литургию, но и этику мышления и поведения верующих. За 800 лет до хасидизма, великий ученый X века Саади-гаон[6] перевел Библию на арабский язык, составил на арабском молитвенник и ввел богослужение на разговорном языке евреев Вавилона. Это нововведение не признается ортодоксами до сих пор. Саади-гаон был ректором университета в Суре, обладал правом составлять и рассылать респонсы[7] по всем еврейским общинам. Он был высшим духовным руководителем Вавилонии. В XIII веке великий ученный Рамбам (Моше Бен Маймон) ввел в иудаизм множество новшеств и, как в наше время, ортодоксальные раввины тех времен не приняли их и даже позорно добились решения инквизиции о конфискации всех трудов ученного и их публичного сожжения.

Рамбам один из немногих великих философов, работы, которых оказали влияние на мировоззрение верующих не только в иудаизме, но и в христианстве и исламе. О чем свидетельствует организованная ЮНЕСКО в 1985г. в Париже научная конференция, посвященная 850-летней годовщине рождения Маймонида, где присутствовали представители почти всех конфессий иудео-христианской и исламской культур. Решение великого комментатора Торы и Талмуда равви Раши (XI век, Франция) об изменении бракоразводной традиции уровняло в правах женщину и мужчину в браке, запретил полигамию в ашкиназийских общинах.

Можно привести еще множество примеров постоянной трансформации в иудаизме, как впрочем, и в других концессиях включая сюда даже ислам. Таким образом, евреи Германии первыми в Европе, следуя идеям Мозиса Мендельсона, Абрахама Гейгера и ряду других раввинов начали борьбу за реформирование иудаизма и его Традиции. Вернее сказать, не начали, а продолжили традицию коррекции устоявшихся не боговдохновенных доктрин, с целью расширения пространства приложения своих сил и способностей. Эти меры привели к тому, что евреи смогли выстоять и даже в каких-то областях выиграть свою партию в конкурентной борьбе во времена технической революции XIX и XX веков. И держат высокую планку в информационной и био-революции нашего времени.

После второй мировой войны  подавляющая часть европейского еврейства оказалась уничтожена. Но какой-то части евреев удалось бежать в Англию и США, где они продолжили культивировать либеральный или прогрессивный иудаизм. Сегодня около полутора миллиона верующих евреев состоят членами именно таких общин или близких к ним консервативных общин.

В Германию же после войны переселилась небольшая группа уцелевших польских евреев, которые исповедовали ортодоксальные и ультра-ортодоксальные принципы иудаизма, поэтому те немногие и малочисленные общины, которые были вновь созданы в Германии, строго придерживаются старых догм. Эмигранты из бывшего СССР - «русские» евреи, большинство которых, к сожалению, не обременены никакими еврейскими традициями, естественно принимают традиции тех общин, куда попали, приехав в Германию. Но те из приезжих, кто смог устроиться на работу, вовсе не вступают в еврейские общины, так как соблюдение всех Традиционных еврейских установлений ортодоксального толка практически не совместимо со светской работой. Соответственно в гемайдах правят бал одни старики-пенсионеры.

Долгое время — 15 лет, ортодоксальное центральное правление союза еврейских общин сопротивлялось признанию либерального иудаизма, как одной из ветвей иудаизма. Но сейчас, после постановления Верховного суда Германии о том, что отторжение и непризнание либеральных общин противоречит принципам религиозного плюрализма, а, следовательно, и Конституции Германии, Центральный совет Еврейских общин Германии вынужден был признать наши либеральные общины, а в состав Центрального совета пришлось ввести наших представителей. Вот так, очень схематично, рассказал я историю Еврейского либерализма в Германии.

Это было необходимо сделать, чтобы рассказать поразительную историю моего участия в Берлинском торжественном праздновании 75-годовщины со дня создания объединения всех либеральных еврейских общин довоенных Германии в едином Союзе. В это время я был первым председателем правления еврейской либеральной общины Бад-Пирмонта. Первым, потому что по уставу везде существует еще и второй председатель, по нашему - заместитель просто председателя.

Однажды, в начале 2003 года получил я электронное сообщение из Центрального совета о том, что такого-то числа в Берлине состоится вышеупомянутое трехдневное торжественное собрание и, что мне необходимо там быть, и быть не просто так, но обязательно в пиджаке и с галстуком.

Я, конечно же, удивился, потому что обычно на любых сборах одевались все довольно демократично, как правило, в свитерах и джинсах. Но мы поехал вместе с секретарем общины Ирой, одетые, как было велено. Посмотрев на приезжую публику и их количество, мы поняли, что затевается грандиозное событие. Приехали делегаты со всей Германии, некоторые с семьями и даже с малыми детьми. Дело в том, что бесплатное участие было только для представителей бедных русскоговорящих общин. Все остальные участники полностью оплачивали и гостиницы, и питание, и стоимость проезда. Как я узнал позже, такой порядок существует повсеместно при организации любых конференций, собраний, выставочных мероприятий и пр.

Трехдневная конференция проходила обычным образом: всех разделили по группам в зависимости от их служебных обязанностей. Мы выслушали несколько общих докладов об истории создания либерального направления в иудаизме и его целях. Но пропустим повестку дня и темы докладов, разные напутствия и советы руководителей, и прочие нужные, но скучные вещи. На второй день в пятницу вечером поехали все мы в центральную синагогу Берлина, где в большем конференц-зале началось торжественное собрание.

Юбилейные праздники были прекрасно организованны Центральным советом Либеральных общин Германии. Главное же торжество проходило во вновь построенной синагоге в центре Берлина. Зал на 500 – 600 человек был переполнен. В первом ряду сидели почетные гости: Председатель всемирного совета либеральных общин из Иерусалима, председатель берлинской ортодоксальной общины (12000 членов), Главный либеральный раввин США (более миллиона членов общин), несколько видных раввинов из Англии и других стран Европы, сенаторы - министры правительства Берлина и министр внутренних дел Германии Ото Шили. После довольно кратких речей ряда почетных гостей самая яркая и свободная от шаблонных фраз оказалась речь опытного оратора и одного из ведущих политиков немецкой социал-демократии Отто Шили. Поскольку он знал тогдашнюю не простую ситуацию во взаимоотношениях между либеральным и ортодоксальным направлениями в иудаизме, Шили в докладе отразил и эту сторону проблемы в виде анекдота.

После корабельной катастрофы на необитаемом острове оказался один еврей. Как и Робинзон, он сразу приступил к обустройству своего быта, а, как верующий иудей первым делом построил две синагоги.

- Моше, - спрашивают его случайные избавители, - зачем же тебе было две синагоги?

- Очень просто, - отвечает Моше. - В одной я молюсь, а в другую либеральную …. ни ногой!

После выступлений в зале несколько притушили свет, на сцене установили четыре огромные свечи и действо началось. К первой свече подошла председатель Всемирного совета и зажгла ее в память жертв Холокоста, ко второй подошел Израильский раввин и зажег ее в память о погибших во всех войнах Израиля за свою независимость.

Третью свечу зажёг председатель Совета Либеральных общин Германии в память об Анне Франк, а в её лице в память о детях, погибших от рук нацистов.

Для зажжения четвертой свечи вызвали меня как председателя правления общины, полностью состоящей исключительно из русскоязычных эмигрантов бывшего СССР. Вызвали вместе Палиной Пельц вторым председателем Хамельнской общины, так же полностью состоящей из контингента аналогичного нашему.

Мы зажгли свечу в память о восточных евреях, погибших в боях против нацизма и в еврейских гетто Восточной Европы. Это - более трех миллионов человек. Когда я услышал свою фамилию, только тогда я понял, зачем меня просили быть при галстуке и в пиджаке, но это была мгновенная мысль.

Осознал же я великий символический смысл происходящего, когда ощутил, что стою в центре когда-то поверженного Берлина в торжественном зале новой синагоги в присутствии немецкой элиты и зажигаю свечу памяти своему отцу и погибшим в боях с фашизмом моим старшим братьям Льву и Юрию.

Я вспомнил напутствие отца нам, его детям, в день начала Великой отечественной войны о том, что мы должны показать фашистам еврейское мужество и еврейскую умение давать надлежащий отпор, защищая страну и еврейство от угнетения и уничтожения. Я настолько разволновался, что комок подступил к горлу, еще немного и слезы брызнули бы из моих глаз. Это был миг, когда я смог, не зная, где могилы моих близких, достойно почтить их память и память еще четырех моих двоюродных братьев, не вернувшихся с войны. Я благодарю Центральный совет либеральных общин Германии за столь впечатляющее и столь деликатно исполненное мероприятие.

Прошло 10 лет, но перед моими глазами, как в яви стоят эти свечи, звучит приглушенная классическая музыка и застывшая аудитория в приглушенном свете зала. Еще одно не забываемое действо произошло тоже в мою бытность председателем общины. Но прежде маленькая предыстория.

Наша община была создана в конце прошлого века, когда распределительный лагерь еврейских эмигрантов, так называемый Heim, т. е. общежитие, был переведен в Бад-Пирмонт. Город очаровал нас своей красотой, прибранностью, массой цветов и красивых палисадников. Небольшой с населением всего 20000 человек, он обладает всей необходимой для курорта инфраструктурой. Массой гостиниц, пансионов, апартаментов, санаториев, тремя больницами, двумя крытыми большими бассейнами, лечебным центром с водо- и грязелечением. Теннисными кортами, есть даже поле для гольфа, свои заоопарк и ипподром. Отдельного разговора заслуживает описание городского парка, который, кстати сказать, несколько раз получал первый приз среди парков всех курортов Германии.

Город как водолечебный курорт был основан около трехсот лет назад местным князем и феодалом Вальдек - Пирмонтским. В земле Гессен сохранился замок XIII века принадлежащий княжеской семье Вальдеков.

Уже в XVII–XVIII веках город стал известнейшим курортом Европы. Существует даже городской праздник в память о том, как в середине XVIII века на курорте собралось сразу 70 владетельных суверенов со всех концов Европы. Праздник начинается утром с того, что по центру города и по красивой главной липовой алле расхаживают в костюмах восемнадцатого века мужчины и женщины. Среди них узнаваемые: император Петр I Великий, который несколько недель лечился здесь, когда посещал важнейшие столицы Европы с великим посольством. О Петре свидетельствует и мемориальная доска на сохранившемся на Бруннер- штрассе доме, где российский монарх останавливался.

Появляется Старый Фриц, так с любовью называют немцы Прусского короля Фридриха Великого. Рядом с ними гуляет со своим герцогом Великий Гёте. Отдельно в окружении фрейлин идет красавица королева прусская Луиза, которая среди прочих благородных дел решилась на встречу в Тильзите с Наполеоном, в надежде очаровать властителя и выпросить у него более мягкие условий мира после разгрома прусской армии. Правда, кроме любезных комплиментов ее красоте, она ничего от императора французов не добилась. После прогулок все владетельные персоны садятся за праздничный княжеский завтрак, а горожане окружившие, как сегодня бы сказали viperson, внимательно наблюдают за завтраком со стороны.

Одним словом, это маленький провинциальный городок, ничем не отличающейся по качеству жизни от крупных городов, очаровал не только нас с Ниной, но и многих наших соседей по хайму. В городе осталось жить более 300 человек из бывшего СССР. Расселившись по квартирам, мы, как и любая группа людей оказавшихся на чужбине, не знающая языка и не имеющая понятия об образе жизни и ментальности, окружающих нас немцев, естественно, стремились как-то сгруппироваться. Прошло некоторое время и пришла идея создать собственную еврейскую общину. Никто не знал, что это такое. Мы, все советские люди, понятия не имели об иудаизме и сионизме. О многообразии направлений иудаизма этой древнейшей монотеистической религии.

Создание общины довольно хлопотливая задача. Нужно написать устав, утвердить его по всем правилам немецкой юриспруденции, найти помещение, объединить людей и, главное в достаточной степени знать немецкий язык. Такой человек нашелся. К сожалению, я забыл его фамилию. Трудно сказать, какую личную цель он преследовал при организации еврейской общины, но, во всяком случае, набрав всего человек двадцать, он всеми силами препятствовал расширению еврейских рядов.  Я не хочу вдаваться в эту типичную в то время проблему, когда инициативные люди стремились любыми способами возглавить «юридическое лицо», получить печать и использовать все это в своих каких-то иных целях.

Через несколько лет первый председатель умер. Встал вопрос о полной реорганизации деятельности общины. А дело это хлопотное. Но под председательством нового энергичного «вождя» Людмилы Бердянской, реорганизация была осуществлена. Несколько лет мы ютились в одной комнате общинного центра городской католической церкви, теперь нашли просторное собственное помещение.

Одна из католических церквей из соседнего городка за свой счет полностью меблировала нас. И вообще я должен отдать должное католикам и протестантам, во всяком случае их руководителям, от них мы никогда не чувствовали какой-то неприязни или отчуждения, наоборот, и католики и протестанты всегда помогали нам и помогают до сих пор. Безотказно и бесплатно предоставляют нам свои залы для проведения больших праздников.

С точки зрения ортодоксального иудаизма и ортодоксального христианства мы совершаем святотатство, празднуя, например, Пейсах под сенью Христа в главных залах христианских общин. Причем настоятели этих церквей, как правило, присутствуют на наших религиозных мероприятиях. Например, уже в период моего председательства, был такой, очень символичный, случай.

Во время празднования Пейсаха вдруг приходит к нам в зал пастор Хайнрихрушер в полном молитвенном облачении в сопровождении подростков тоже одетых в молитвенные одежды. Он просит разрешения взять огонь от нашей миноры для того, чтобы зажечь все свечи во время вечерней молитвы в их католической церкви.

Для нас такое явление было полной неожиданностью. Все было продумано пастором таким образом, что произвело на нас потрясающее впечатление. Красотой одежд гостей и самого действа, главное, речью пастора Хайнрихрушера. Перед зажжением свечей, пастор произнес небольшую речь, которую переводила Нина (пока я был председателем, Нина всегда присутствовала на наших еврейских праздниках, а при необходимости переводила проповеди раввинов или гостей из немцев). Речь его была совсем уж знаменательной, он объяснил, почему он - католик присутствует на самом важном еврейском празднике.

Буквально пастор Хайнрихрушер сказал следующее: «Я с благоговением и христианским смирением зажигаю свою свечу от священного огня Пророка Моисеева, пророка Якова-Израиля, от огня Давидова осененного нашим общим Богом, Богом наших старших братьев — народа Израилевна». Сказав столь яркую и знаменательную речь, пастор в сопровождении своей свиты и более половины наших людей, изумленных услышанном словом и действом, пошли, наполненные гордостью от этой речи, в его церковь. Нас всех рассадили в передних рядах, а меня - рядом с амвоном лицом к залу, рядом с пастором.

Хайнрихрушер уже перед своими прихожанами опять повторил свою речь и начал необычную литургию. Каждая конфессия читала стихи из Торы или в христианской традиции из Пятикнижия. Христиане на немецком языке, а евреи на иврите. Здесь я должен пояснить одну деталь, среди нас не было человека знающего иврит и не было раввина, но есть Бог на свете.

Совершенно неожиданно на этот Пейсах приехал член нашей общины житель Ганновера, говорящий на иврите и хорошо знающий еврейскую традицию. К слову, когда он вступал в общину, я его первым делом спросил:

- Почему ты, Миша, пришёл к нам? Ведь у тебя есть две Ганноверские еврейских общины значительно ближе»?

На что он ответил очень просто:

- Но для меня ближе ваша община.

На такой комплимент я не нашелся, что ответить, и конечно с радостью принял ганноверца. Так вот, в тот самый момент, когда мы с пастором решали проблему языка, и я объяснял ему, почему никто из нас не знает иврита, а пастору очень хотелось, что бы в зале прозвучал именно иврит, явился к нам Миша. И литургия пошла по задуманному сценарию

Еще 20 — 30 лет назад о таком варианте взаимоотношений между евреями и христианами не могло быть и речи. Только появление на папском престоле реформаторов папы Иоанна ХXlll и папы Иоанна-Павла ll сдвинуло процесс с мертвой точки. «В апреле 1986 года папа Иоанн-Павел II впервые в истории католической церкви переступил порог синагоги, где, сидя рядом с верховным раввином Рима, произнёс фразу, ставшую одним из наиболее цитируемых его высказываний:

- Вы — наши возлюбленные братья и, можно сказать, наши старшие братья.

Через много лет, в 2000 году, папа посетил Иерусалим и коснулся Стены плача, святыни иудаизма, а также побывал в мемориале Яд ва-Шем.

Во время литургии, как я уже сказал, я сидел лицом к прихожанам и очень внимательно вглядывался в лица верующих. Ведь когда человек углублен в свои мысли и не предполагает, что на него смотрят и даже его мимику изучают, он свободен и, как правило, мимика лица отражает его отношение происходящему. Так вот, по моим наблюдениям, к сожалению, далеко не все верующие католики были согласны с идеями последних трех Римских пап. Я видел неприкрытую злость, видел проявление возмущения и отрицательной иронии, в глазах и лицах верующих. Это и понятно, 2000 лет христиане всех конфессий систематически испытывали ненависть к евреям, насаждаемую иерархами церкви. Кстати сказать, именно папа Иоанн-Павел II нашел в себе мужество покаяться перед всеми конфессиями за зверства крестоносцев, за беспредел инквизиции, за молчание церкви во времена Холокоста, и за другие преступления его единоверцев по отношению к верующим других конфессий. Но я видел и лица, которые всем своим видом показывали именно согласие со всем происходящем. Наиболее убедительным является реакция немцев, в особенности, молодежи на выступление новых нацистов. Постоянно в эти дни организуются контр демонстрации, как правило, более мощные, чем у ультраправых. Постоянные покаяния, а главное детское воспитание в школах и даже детских садах, конечно, играет существенную роль в этом процессе. Если родители убеждены в том, что постоянная конфронтация и межконфессиональная ненависть ведут в тупик, из которого нет выхода, то и дети это воспримут.

Однажды полиции стало известно о том, что в нашем городе новые «наци» решили провести демонстрацию против засилья эмигрантов и в частности евреев и турок в городе. Демократически настроенная часть населения и демократические партии тут же организовали контр-демонстрацию, в которой приняли участия и члены нашей общины. К назначенному часу на вокзальной площади собралось 150-200 человек. Новые наци, увидев такое противостояние, на демонстрацию вовсе не вышли.

Вот еще пример из той же оперы — попытки наладить нормальные межконфессиональные взаимоотношения.

Пастор Мюллер, настоятель главной городской протестантской церкви, она же считается здесь главной городской церковью, поскольку город входит в границы земли Нижняя Саксония. Эта земля, а тогда суверенное княжество, по Вестфальскому мирному договору 1648 года вошла в границы протестантского влияния, но, как это сейчас не кажется странным, под властью монарха Великобритании. Пастор Мюллер обаятельный и современный человек. Мне представляется, что он весь пропитан любовью к человеку, точно также как и его прихожане к нему. Однажды встречаю я в городе Мюллера:

- Guten Morgen! Guten Morgen, Herr Pastor".

Сказали несколько слов друг другу, вроде того:

- Wie geizt? Danke, gut (Как дела? Спасибо, хорошо).

Немного подумав, пастор говорит мне:

— Знаете, я организовал у себя в общинном центре кружек по обучению еврейским танцам, и приглашаю Ваших людей принять участие в этой затее. Давать уроки буду я сам. От Вас требуется только принести с собой, что-нибудь к чаю. После урока попьем чаю и сразу пойдет разговор, знакомства… Такое общение всегда способствует хорошим взаимоотношениям. Я естественно с благодарностью принял столь необычную идею.

Подумать только, еврейские танцы в протестантской общине, созданной Лютером в XVII веке для того чтобы вернуть христианство к истокам проповедованным Апостолом Павлом.  Впрочем, сам Лютер, после отклонения евреями его предложения перейти в протестантизм, стал одним из самых злейшим врагов еврейства.

И вот настало время (надолго ли?), когда последователь Лютера искренне, я подчеркиваю это, совершенно искренне предлагает еврейской общине сближение не на какой-нибудь нейтральной основе, а на основе наиболее еврейской сущности — еврейских танцев.

Мюллер действительно организовал кружок еврейских танцев в своей общине. Пастор Мюллер ежегодно присутствует у нас на главных праздниках — Песах и Рош-Хашана (Еврейский Новый год), на празднике Йом-Кипур, на котором обычно никого из неевреев не бывает, так как этот праздник наиболее интимный, когда евреи после поста молятся и просят Всевышнего о прощении грехов и оставлении их имен в книге жизни на предстоящий год.

На следующей неделе после нашего разговора желающих изучать еврейские танцы пришло человек двадцать христиан и из нашей общины - 7 человек. Как договаривались, каждый принес «кто-что мог». Нина напекла две кастрюли знаменитых в нашей общине пирожков с картошкой, чем произвела фурор среди немцев. Результат не заставил себя ждать, на следующее занятие пришло вдвое больше желающих танцевать. Но пирожков уже было поменьше.

Я не помню причины, но через 5-6 занятий энтузиазм как-то погас и, как всякие бесплатные затеи, эта тоже сникла. Тем не менее, в нашей памяти занятия оставили добрый след. Особенно запомнился пастор Мюллер. По-видимому, он в молодости серьезно занимался танцами, имел прекрасную пластику движения. И видимо сам получал удовольствие от каждого па. Слово «па» не совсем походит к еврейскому танцу, беспредельно народному и задорному. Но другого слова я не могу подыскать. На занятия Мюллер приходил в спортивном костюме, что тоже для нас было сюрпризом.

Путешествия по Европе

Еще когда мы жили в хайме и не имели паспортов (их у нас отобрали для постановки всем штампа «Разрешено бессрочное проживание в Германии»), мы уже побывали на нескольких экскурсиях по ближним городкам и деревням.

Кстати, штампы поставили всем, кроме нас. Полицейская чиновница все-таки придралась к тому, что в наших паспортах не было штампа «Выезд на постоянное место жительства разрешен». Она не только задержала оформление вида на жительство, но и оставила паспорт у себя, заявив, что паспорт видимо «фальшивый». Для нас слово Falsch звучит, как «фальшивый», а по-немецкий это имеется ввиду «ошибочный», «неправильный».

Одним словом проблема в видом на жительство затянулась до конца года, и только энергическое вмешательство адвоката положило конец волоките. Наши знакомые были уверены, что чиновница ждала от нас взятки, и действительно другое объяснение трудно найти, но мы тогда не могли в это поверить. Немцы берут взятки? И избрали законный метод борьбы. Я как-то был более спокоен, тем более Алеша по телефону твердо уверял нас, что никакой депортации быть не может. Однако Нина переживала неурядицу с паспортами очень остро. Но вернемся к теме.

В то время широкое распространение получили т.н. «вербунги», рекламные поездки на автобусах в самые разные места страны, иногда даже за границу. Как раз в это время, в 1995 году вступили в силу Маастрихтские соглашения о создании Евросоюза. Они предусматривали свободное передвижение людей, товаров, услуг и денежных потоков между, кажется, 17 странами. Для создания Евросоюза в полном сегодняшнем объеме потребовалось 56 лет: от первого соглашения по углю и стали 1951 года до 2007г., но это к слову.

За небольшую плату, а иногда и бесплатно на автобусах нас отвозили на 100 и более км в какой-нибудь небольшой городок, где в огромном помещении на 200-300 человек устраивали рекламное шоу. И может быть снимали его в рекламных целях. Почти всегда рекламировали огромные сервизы или наборы столовых приборов, или китайские вазы и тому подобное.

Рекламмайстеры показывали чудеса разговорного жанра. Они могли в быстром ритме говорить, не останавливаясь по 4-5 часов. Хотя я ничего не понимал, тем ни менее с интересом, на первых парах, слушал, поражаясь виртуозным владением словом, жестом, и умением преподать товар, как говориться, лицом. Самое интересное то, что на этих мероприятиях люди, в особенности пожилые немцы, покупали совершенно им ненужные дорогие вещи, от чего на обратном пути занимались искренней самокритикой. Как правило, после окончания шоу подавали обед за небольшую плату, а то и бесплатно.

После нескольких поездок мы с Ниной поняли, что гораздо интереснее удрать от виртуоза и походить по окрестностям, посмотреть на провинциальную жизнь, а если удастся посмотреть на быт незнакомого народа. Главное правильно рассчитать время, чтобы вернуться к обеду и, не дай Бог, не опоздать к отъезду автобуса. Правда без опоздавших автобус не уедет, но виновный испытает всю силу гнева уставших до изнеможения пассажиров.

Вот именно в этих поездках мы довольно быстро, хотя бы поверхностно, освоились или вернее сориентировались в новой и непонятной для нас обстановке. Не упоминая мелких городков, перечислю только главные и интересные места наших турне. Амстердам; остров Боркум в Северном море; двух суточное путешествие по реке Мозель от Кобленца до Трира, экскурсия на огромную свиноферму недалеко от Кёльна и еще побывали в нескольких интересных местах.

В Амстердаме мы осмотрели порт и центр города, удивились необычно большому количеству «негров, китайцев и прочего сброда»  (цитата из «Мистер Твистер» С.Маршака). Всего в городе проживает 177 национальности. Но главная достопримечательность — музей Винсента Ван Гога и мадам Тюссо с ее восковыми фигурами всех, сколько-нибудь, примечательных людей, и кабинетом ужасов, куда мы не пошли, чтобы ночью хорошо спать.

Остров Боркум в Северном море. Паром ходит из голландского маленького портика размером на два-три парома. Из-за опоздания нашего автобуса пришлось часа два ждать очередного парома, лежа на откосе дамбы рядом с отарой овец на жаре в 30º. Интересно было наблюдать и сравнивать поведение наших людей и немцев. Немцы сразу улеглись под солнцем и так пролежали все два часа, мы же, и ваш покорный слуга в том числе, постоянно бегали в порт, чтобы узнать, как долго нам еще ждать.

Хотя ясно было, что никакой альтернативы этому ожиданию не было. В порту мы забирались на небольшую вышку и нервически пристально обозревали гладь морскую. К  нашей лежке постоянно пребывали автобусы и, когда прибыл последний, тогда и пришел паром. Остров Боркум представляет собой настоящую военно-морскую базу с казармами вроде тех, которых мне пришлось построить не один десяток. И военного городка. Порт с несколькими сторожевыми кораблями и несколькими «дотами» (долговременными огневыми точками). Паром обошел вокруг острова, чтобы наш шпионский глаз не упустил, чего-нибудь важного, и пошел назад. Сам паром представлял собой пивную с бутиком, где мы, что-то купили. Обе палубы сплошь были уставлены длинными солдатскими столами со скамейками. Весь фокус состоял в том, что если ты сел за стол, то значит пришел в пивную и должен, что-нибудь заказать: кружку пива или сосиски, или Pommes frites (жаренный в масле картофель). Если же ничего не хочешь, иди наверх на открытую палубу, где отведено место в несколько скамеек без столов и жарься там вместо сосисок, или мокни под дождем.

Конечно, все сидели и пили, и не только пиво. На пароме было около тысячи пассажиров - все пили, но пьяных в нашем понятии мы заметили только троих. Один стоял на коленях перед дамой, другой пел во все горло, третий спал за столом. Я думаю, что в России при таких обстоятельствах пассажиров пришлось бы выгружать оптом с помощью сетей и подъемного крана. Хватит о Боркуме, были поездки значительно интереснее.

Например, двух или трех суточная экскурсия по реке Мозель. В долине реки Мозель мы побывали три раза, но если бы представился еще один случай, то и в четвертый раз не поленились бы поехать, столь сильное впечатление она производит. Может быть это от того, что мы всю жизнь провели в пределах Средне-русской равнины характерной своей спокойной неторопливостью и, я бы сказал лирической умиротворенностью. Совсем иное впечатление оставляет долина Мозеля. Быстротечная неширокая река прорезала свое ложе между крутых, но невысоких гор. На каждой вершине видна развалина крепости или замка-крепости XIV-XV веков. А иногда и остатки древне-римских укреплений.

Все склоны засажены виноградом, в особенности, южные склоны, именно с них снимают урожай для знаменитых мозельских вин - в основном Рислинг. Даже Пушкин не забывал о них упомянуть. Нас потрясла не только пышная природа, но и методы возделывания винограда. Понятно, что по столь крутым склонам не очень-то побегаешь, чтобы обработать каждую лозу.

Поэтому через каждые 50-100 метров построен небольшой фуникулер в виде калоши, который ходит по рельсам. В нем поднимаются сами фермеры и поднимают всё необходимое для обработки лоз. В этих же «калошах» спускают вниз урожай. С определенным интервалом проложены горизонтальные дорожки от подъемника к подъемнику. Нам рассказывали, что такая система применялась еще рабами Рима.

Насладившись видами удивительной природы, мы попали на праздник «Пробы вина нового урожая», и осмотрели огромный винный погреб вырубленный, возможно, теми же римлянами в скалистых обрывах гор. В погребе были установлены огромные бочки. Их даже бочками называть неудобно – это деревянные цистерны на несколько тонн вина каждая. Таких стояло около десятка, экскурсовод подходил к каждой бочке и рассказывал отличительные свойства данного вина из рислинга. В заключении он жестом гостеприимного хозяина предлагал на пробу рюмочку вина. Бочек было много, и результат был вполне предсказуем. Но никакой халявы не получилось, а мы-то думали! На выходе стоял второй гостеприимный господин, который с каждого за каждую рюмку содрал несколько марок. Кто-то стал возмущаться, но большинство этого сделать не могли по двум причинам: по состоянию «здоровья» и из-за языкового барьера.

Пик восторга охватил нас, когда мы поднялись на одну из вершин к хорошо сохранившемуся замку. Он сохранился ещё и потому, что вплоть до последнего времени в замке находился католический монастырь. Сейчас в замке устроен музей. Из истории замка мы поняли, что бароны-феодалы, владельцы и строители замка, во времена формирования государственности были главарями обычных разбойничьих шаек. Они жили исключительно грабежом купеческих речных и дорожных караванов. Грабили до тех пор, пока их самих не захватил какой-нибудь герцог Бургундский или швабский маркграф из династии Гогенцоллернов, будущих королей прусских.

Кроме великолепного пейзажа с этой точки можно обозреть чуть ли не половину долины Мозеля. Так что средневековые рыцари прекрасно знали, что им завоевывать и каким образом оборонять свои владения. В замке полностью сохранилась вся инфраструктура возможно тысячелетней давности, полностью обеспечивающая автономное существование этого рыцарского гнезда. Мощеная дорога, глубочайший колодец, крепостные стены и башни, кованные крепостные ворота, и даже складские глубокие пещеры для хранения продуктов, и тайные узкие тоннели с выходом к реке. Сам замок множество раз перестраивался и достраивался в зависимости от временных потребностей и пристрастий.

Но удивительно не то, что реконструкции подвергался каждый старинный замок, удивительно то, что изменения не ухудшали общего архитектурного облика, а дополнили его и в результате придали всему комплексу, я бы сказал, более романтический и живописный облик.

В заключение могу посоветовать, если вы приедете в Германию, то не забудьте о долине Мозеля и о прекрасном Шварцвальде. Шварцвальд. В переводе темный лес, он действительно темный, поскольку почти полностью еловый. Но всё по порядку.

Шварцвальд находится в юго-западном углу Германии. И представляет собой очень живописный ландшафт горного массива (предгорье Альп) поросшего еловыми и буковыми лесами с множеством горных озер. Из этого массива и его озер берет свое начало Дунай. В Шварцвальде множество термальных источников и, следовательно, курортных городков. Крупнейший из них Баден-Баден. Для русского читателя столица Шварцвальда хорошо известна по литературе. Там в игорном доме проигрывал свои гонорары Достоевский и другой гигант русской литературы Тургенев. Баден-Баден известен, кроме прочего, по самым высоким ставкам на тотализаторе из всех европейских ипподромов.

В конце нашего путешествия по Шварцвальду мы также побывали в Баден-Бадене. были в игорном доме, в доме-музее Тургенева прошлись по его центру, представляющему собой парк. В целом к прелестям города мы остались равнодушны, быть может, потому, что я уже много слышал о нем, даже в детстве. А вернее всего, потому что сами живем в небольшом, уютном и красивом курортном городке Бад-Пирмонте.

У моей мамы в юности были проблемы с легкими, и дед повез ее в Баден-Баден в легочный санаторий. Уж не знаю вылечили ее там или диагноз поставили слишком суровый, но последствий не было. Мама часто вспоминала это сказочное лето десятого года прошлого столетия. Я представляю, что должна была чувствовать молодая девушка, попавшая из белорусского местечка Паричи или уездного городка Бобруйска сразу на самый дорогой и известный европейский курорт.

Но больше всего запомнились нам с Ниной, ни музей или игорный дом, а дикий заразительный хохот, идущий из окна небольшого дома. Мы остановились и тоже стали хохотать. Позже узнали мы, что в доме находится частная лечебница, практикующая способ неврологического лечения — смехом.

Значительно живописней и интересней для нас оказалось путешествие по самому Шварцвальду. Восхитила красивая своей хмурой природой, извилистая, гористая, но прекрасно проложенная дорога, где за каждым поворотом открывается необычайно живописная панорама обязательно с красивым озером в центре. Городки и деревни (в нашем понимании тоже городки) уютно раскинулись по берегам озер, со своими красными кровлями на фоне темно зелёного леса и темно-синего озера, но стоит лишь проглянуть солнышку, как все преображается яркими, светлыми оптимистическими красками.

Мы сделали остановку в городке имя, которого забыл, но сам город врезался в память во всей своей красе. Первым делом мы на катере поехали на экскурсию по всему периметру довольно большого и красивого озера Титзее. Свидетельством тому служит замечание экскурсовода, сделанное как бы мимоходом:

- Посмотрите налево, в глубине леса видна крыша замка недавно купленного известным русским миллиардером Черномырдиным.

Шесть лет он был премьером новой России до этого при советской власти министром газовой промышленности, которую и приватизировал. Еще он прославился своими афоризмами. Крылатая фраза, сказанная Черномырдиным с трибуны парламента:

- Какую бы общественную организацию мы ни создавали — получается КПСС".

или

- Мы хотели, как лучше, а получилось, как всегда!

Но оставим эту колоритную фигуру в покое, у нас иная тема. Городок на берегу озера очень небольшой, но он является столицей часового дела всего Шварцвальда. Все население города, так или иначе, завязано на производстве или продаже часов-ходиков с кукушками. Мы тоже купили такие часы. Разнообразие их поражает воображение. От ходиков 15-метровой высоты, записанных в книге рекордов Гиннеса, до миниатюрных - размером чуть больше карманных часов. Приехали мы в город в базарный день, и не пожалели. Увидели местных крестьян одетых в старинные праздничные одежды, очень колоритные и красивые, особенно женские наряды. Ведь местное население прямые наследники древнегерманских племен алеманов и швабов и сохранили, в какой-то степени и язык и праздничную одежду. Кстати, французы не знают страны Германия, они знают только Алеманию.

В заключение бесконечной темы наших путешествий хотелось бы рассказать о посещении огромной великолепно обустроенной свинофермы. Прежде всего, это уже не просто сельхозпредприятие, но, я бы сказал, культурный центр округи. Хозяин создал музей развития животноводства последних 100 лет, со всеми машинами и приспособлениями, употреблявшиеся в этот период: от ручной маслобойки и сенорубки - до машин и роботов, управляемых компьютерами.

Там были выставлены огромные трактора с полным набором всевозможных навесных орудий обеспечивающих выполнение любых операций сельскохозяйственного производства. Но это еще на всё, в этом же музее выставлены образцы крестьянской одежды для всех времен года и всех видов деятельности поселялина от рождения, свадьбы и до похорон.

Это животноводческое хозяйство сегодня занимается даже устройством свадеб. Для этого хозяин содержит два шикарных американских Линкольнов длиной по 6 метров.

Ферма наглядно показывает полный цикл выращивания поросят от зачатья до изготовления колбас и больше того, до поглощения колбас и ростбифов экскурсантами. Там же в бывшей конюшне устроен ресторан, где едят хорошо приготовленные блюда из продуктов ими же производимых. Мы активно участвовали только в последней стадии производства и потребления.

Конечно же для детей имеется детский городок и собственный зоопарк с местным зверьем. И как во всех уважающих себя зоопарках Германии, перед входом гуляют телята, овечки, козлята, их можно погладить и угостить морковкой, которая там же и продается поштучно.

Чтобы обойти всю ферму надо здорово требуется три-четыре часа, затем придется изрядно потрудиться (огромные порции) над почти бесплатным обедом из продуктов этой же фермы, производящей все вплоть до выпечки хлеба. Столовая, она же свадебный ресторан, представляет собой бывшую конюшню, где сохранились стойла с надписями типа: «кобыла Эсмеральда, 8 лет». Теперь здесь уютные отсеки на 6-8 человек. В довершение всего перед отъездом каждому экскурсанту преподносят подарок килограмма на четыре. Колбасы, яички, сыры, и выпеченный ими крестьянский круглый хлеб - еще тепленький.

Обо всех наших путешествиях рассказать трудно, да и скучно читать. Существует специальный отдел художественной литературы о путешествиях, где талантливые профессионалы в ярких красках описывают свои путешествия. Кто любит такую литературу, отсылаю к этим произведениям, в книжном ли варианте, или в варианте он-лайн. Я же ограничусь лишь перечислением тех мест, где побывали.

Германию мы проехали вдоль и поперек в буквальном смысле слова: от Берлина до Кёльна и Аахена, включая множество маленьких городков. Это по широте. По меридиану - от границы с Чехией и от Баварии через Дрезден - картинная галерея, Лейпциг - дворец курфюрста, Бад-Пирмонт – наш город, до Гамбурга и Киля – крупнейших портов Европы. Из Киля на пароме с Алешей и его новой «Шкодой», купленной под Прагой, в 1998 году приехали в Питер. Город проехали без остановок, опасаясь бандитов. Они там не миндальничали и не угоняли машин, они просто среди белого дня выкидывали хозяина и спокойно уезжали, далее через Новгород - в Москву тоже без остановок по той же причине.

Кроме этого, мы побывали во Франкфурте на Майне – старая синагога, не сожженная в «хрустальную ночь»[8] по той причине, что главный брандмейстер города жил в соседнем доме и, боясь, что его дом может сгореть вместе с синагогой, запретил её поджигать.

Во Франкфурте сохранился старинный еврейский квартал – гетто. В Висбадене мы не попали в римские термальные бани, из-за ремонта – обидно. В Майнце - музей Гуттенберга, где до сих пор печатают страницы Библии на гуттенберговском станке на самодельной бумаге и тут же продают страницы посетителям.

В Висбадене (Висбаден - столица земли Гессен, Майнц - столица земли Рейнланд-Пфальц , но по существу это один город, их разделяет только мост через Рейн) сели на пароход и по Рейну проплыли до Кёльна мимо знаменитой горы Лорелей и мимо знаменитых рыцарских замков. Кёльн нам не понравился, хотя этот город, пожалуй, самый древний из всех городов Германии, он упоминается римлянами уже в первом веке н.э. Конечно знаменитый Кёльнский собор действительно выполнен в стиле идеальной готики, но какой-то умник из позапрошлого века почти вплотную к собору выстроил огромный вокзал, наполнив всю прилегающую площадь массой проезжих, да и сам вокзал не назовешь шедевром архитектуры – обычный ангар.

Три раза проехали мы с Ниной по реке Мозер от Кобленца до Трира и обратно. Побывали на знаменитой горе в заповеднике Гарц. На этой горе круглый год живут ведьмы. На Рождество масса туристов приезжают в Гарц, что бы поздравить их с праздником. Были в птичьем зоопарке Детмольда. Там же пару раз были в очень интересном музее под открытом небом.

Музей полностью отражает быт всех слоев населения страны XVII века, от жилья барона, хижины крестьянина, школы или трактира до засеянных полей культурами XVII века и отары овец именно тогдашней породы. Конечно, показана вся крестьянская утварь, а также стойла, телеги, дороги мощенные булыжником. Кухня барона с огромным камином, в котором приготавливалась пища и для людей и для скотины, она же и единственное отапливаемое помещение в доме. Во дворе - выносная уборная, пользовался этим нововведением только барон. Остальное население с гордостью и удивлением восприняло чудачества своего суверена. Идею туалета вывез он из Франции и вообще барон славился в округе своей оригинальностью. Он постарался придать некий сексуальный акцент своему новшеству, вырезав в центре дверки сердечко.

Мы побывали еще во многих местах Германии, и могу сказать: Германия красивейшая страна Европы. И сельские ландшафты, и городские улицы красивые, заботливо ухоженные. Старинные здания содержатся в идеальном состоянии и доставляют истинное наслаждение при путешествиях, особенно при чистоте и уюте в гостиницах и на дорогах. Наш районный центр (оперируя русскими понятиями) Хамельн - старинный торговый центр и центр мукомольной промышленности.

Его центральная часть полностью сохранила облик XV - XVII веков. Сохранились старинные купеческие дома со складами товаров на чердаках и с подъемными устройствами тех времен. По-видимому, в тех веках самой большой проблемой города составляли мыши и крысы, поэтому и сохранилась известная сказка о крысолове. Пересказывать не стану, читайте поэму Марины Цветаевой «Крысолов».

Кроме описанных путешествий, мы с Ниной первые несколько лет старались, как можно больше увидеть открывшийся перед нами большой мир, вернее Европу. Мы побывали в Испании. Купались в Средиземном море и прикоснулись к черной святой Марии в одном из действующих монастырей. Дважды ездили в Париж, но в Лувре не были. Были в Чехии с Алешей, где он за 6000 марок купил новую Шкоду. Со «Шкодой» получилась история. Немецкий полицейский, увидел на стекле машины  картонку с ее транзитным номером, и решил проверить, что это за чудачество.

Проверив документы, полицейский полностью уверился, что машина краденная. За 6000 марок новых машин не продают. Отвез нас в полицию. Хорошо, что с нами была Нина, она объяснила, в чем дело, но полиция не поверила и позвонила на завод. На заводе стали искать сотрудника, знающего немецкий, наконец, нашли и выяснили, что машина куплена прямо на заводе и не обросла еще массой предпродажных надбавок. Дело в том, что в то время Алеша был юридическим представителем «Шкоды» в Москве. Затем мы побывали в Англии, Голландии, Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии. И конечно несколько раз приезжали в Москву.

Такая безоглядная жажда путешествий вполне понятна. Дожив почти до 70 лет, мы не видели никакой другой страны, кроме СССР. Ведь занавес, опустившийся на бывшую Россию еще в конце 20-х годов прошлого столетия, не зря назвали «железным». Он и был железным, проникнуть сквозь него не было никакой возможности. Те несколько сот человек за всю историю СССР, в основном артисты и летчики, которые отважились на побег, объявлялись врагами народа, и, многие, особенно в сталинский период, кончали свою жизнь  от несчастного случая при «не выясненных обстоятельствах». Они объявлялись предателями, лишались возможности не только общаться с родственниками, но даже переписываться с ними. Общение с оставшимися на Западе считалось равносильно шпионской деятельности.

В любой анкете при поступлении на новую работу одним из главных вопросов был: «Имеете ли вы родственников за границей?»

После войны добавился еще один структурно-образующий вопрос так называемый «5-ый пункт»: «Национальность». Евреи и ряд других национальностей дискриминировались при поступлении в ВУЗы и на хорошо оплачиваемую работу.

Между прочим, в этих анкетных вопросах, как в капле воды отражается изменение генеральной линии компартии, от преследования по социальному признаку, к преследованию по национально-социальному признаку. Вы, читатель, чувствуете ли сходное звучание с национально-социалистической сущностью фашизма. Конечно же, это не случайное совпадение это фундаментальная близость систем.

Поскольку я коснулся, как мне кажется, не в первый раз, вопроса политического устройства СССР я не могу не коснуться вопроса фанатизма, на котором и зиждется любая диктаторская, авторитарная или теологическая политическая система. В советское время слово фанатизм почти лишилось своего негативного звучания. Наоборот, стало позитивным словосочетание «он был настоящим фанатиком в борьбе за правое дело» или покойный «фанатично верил в обеду мировой революции». Я сам пользовался этой характеристикой в аттестациях наиболее инициативных и трудолюбивых офицеров.

И это было понятно, ведь жили мы в жестком авторитарном, диктаторском режиме, где многие понятия изменялись в угоду системе. Сюда можно отнести и понятие патриотизм. В прежние времена, да и в сегодняшней России святым понятием «патриотизм» пытаются оправдать все ужасные извращения, которые власть применяла для удержания своего господства. Казалось бы, что сейчас как раз создались условия для официального обвинения диктаторских методов управления страной, приведшей к фактическому геноциду народа. По размаху жертвоприношения не уступающему нацистскому холокосту. Именно фанатизм, будь он политический, религиозный, национальный или футбольный, является живительной средой для существования и развития любого вида тоталитарного правления.

Н. А. Бердяев[9]: «Нетерпимость и фанатизм - явление крайне отрицательное и совершенно одинаково присуще, как религиозным конфессиям, так и марксизму». Или еще, тот же Николай Александрович Бердяев: «Фанатики, совершающие величайшие злодеяния, насилия и жестокости, всегда чувствуют себя окружёнными опасностями, всегда испытывают страх. Человек всегда совершает насилия из страха. Аффект страха глубоко связан с фанатизмом и нетерпимостью».

Все это было написано задолго до Сталина и до революции. Я пишу об этом потому, что именно сейчас в России пытаются вновь переписать новейшую историю страны. Это видно по тем авторам, которых частично представили в одной из передач по телевизору, стало ясно, что в понятие патриотизм хотят втиснуть понятия фанатичного оправдания темных страниц нашей истории, вместо объективного и беспристрастного критического ее осмысливания. Прав был Черномырдин.

Может быть, я здорово постарел и устарел, оторвался от России. Может быть, сегодня в общественном сознании России слово фанатизм и патриотизм приобрели свое истинное значение. Я был бы счастлив, если бы это оказалось правдой.

Как я уже упомянул, принадлежа к группе национального меньшинства, мне придется коснуться вопроса, что понимается под термином «меньшинство» на Западе. Обыватель представляет себе меньшинство в его обычном понимании, но социология тут мыслит по другому и государство строго придерживается научной доктрины: «Меньшинство это группа людей, объединённая общей социальной, национальной, религиозной  ориентацией и при этом подвергающееся дискриминации со стороны большинства.

В СССР я принадлежал к национальному меньшинству с вытекающими последствиями, когда Сталин в угоду славянскому большинству начал политику преследования нацменьшинств. В СССР насчитывается около 20 национальностей, которые подверглись нечеловеческим преследованиям исключительно по национальному признаку.

Евреи в этом списка занимали почетное, если не первое (по причине смерти Сталина), то одно из запланированных первых мест. Начиная от запретов на профессии, процентной квоты в престижных учебных заведениях, запретом выезда за рубеж. Не говоря уже, о службе в силовых структурах и в академических лабораториях. Принцип был очень простой: никого не увольняли с насиженного места, но и не принимали молодых.

По этой причине многие оппоненты всегда приводят примеры тех или иных важных персон из евреев, отрицая факт дискриминации, как таковой. Во всех конституциях стран членов ООН есть статьи защищающие меньшинство от дискриминации, в том числе и от антисемитизма и нет такой страны в нашем мире, где бы антисемитизм не поднял головы сегодня, но уже с другим лицом и с невероятным лицемерием. Особенно это заметно в Европе, где не проходит ни одного дипломатического мероприятия, чтобы не упоминалось о заботе европейцев по сохранению и защите еврейского государства.

Но почти все страны, кроме Чехии, присоединились к призыву Брюсселя блокировать покупки израильских товаров изготовленных на западном берегу Иордана, то есть Европа уже без всяких переговоров и договоренностей официально установила для Израиля границу. Кстати, в свое время в 1967 году арабы отказались от признания границы прекращения огня, как постоянной границу между Израилем и Палестиной. Здесь я обязан в нескольких фразах вспомнить историю проблемы.

ООН в 1947 году, принимая решение о создании Израиля, очертил совершенно немыслимые границы нового государства в виде отдельных анклавов. Бен-Гурион с большим трудом убедил членов временного правительства Израиля принять решение о создании государства на выделенных разрозненных участках земли. Арабы же ответили на это решение войной. В тот же день Египет, Иордания, Сирия, Ливан и Ирак начали войну на уничтожение нового государства, не имевшего еще ни армии, ни вооружений. Но ту первую войну Израиль выиграл.

Через 8 лет война началась с Египтом и она тоже была выиграна Израилем. Еще через 10 лет Египет, Сирия и Иордания решили при помощи СССР «утопить Израиль в море» (выражение президента Насера за два дня до начала войны) 1967года. Это была не метафора, а реальная цель. Только за эту цель Хрущев наградил Насера заранее званием героя Советского союза. Народ откликнулся стишком: «...Живет в песках и жрет от пуза полуфашист, полуэсер, герой Советского Союза, Гамаль Абдель на всех Насер». А Высотский откликнулся песней: «А почему нет золота в стране? /Раздали гады, раздарили/ Давали б лучше звезды на войне/, а Насеры бы нас потом простили».

Война 1967 года, была начата арабами, до зубов оснащенными советской, передовой по тому времени техникой. Они нисколько не сомневались в победе, как и генштаб Советской армии. Против 4 миллионного еврейского государства, ополчились пять стран со 100 миллионным населением. Однако всего через 6 дней армия Израиля вошла в Иерусалим и оккупировала весь Западный берег Иордана.

Еще раз напоминаю, что ни одну войну до этого и после этой войны Израиль не начинал и не провоцировал. А теперь весь мир требует от Израиля уйти за «зеленную линию», тем самым лишить себя тыла, лишить себя оперативной глубины, поставить себя под удар Ирана. Это ли не настоящий антисемитизм?

Израиль практически преданный или лучше сказать проданный своими европейскими союзниками и якобы наивным слабаком президентом США Обамой,— современным Чемберленом[10], вынужден принимать все возможные меры для самозащиты в сложнейших стратегических и внешне политических условиях. При этом израильтяне постоянно слышат откровенные угрозы уничтожения их собственного государства и всего его населения. Какой же Израильский политик, если он не сумасшедший, пойдет требуемы

Об этом сегодня молчат все СМИ, но сразу после окончания шестидневной войны Израиль предложил арабам немедленно начать переговоры по заключению мира со всеми граничащими с ним государствами. Арабские лидеры на конференции в Хартуме заявили тройное «нет» на предложение Израиля: «...не будет мира с Израилем, не будет признания Израиля, не будет переговоров с Израилем».

Эта же парадигма владеет руководителями арабских стран и Ирана до сегодняшнего дня. Я убежден, что столь заинтересованное стремление Европы, НАТО и Америки в разрешении конфликта за счет Израиля, диктуется не желанием защитить новое государство от уничтожения, а желанием угодить исламу, в надежде сохранить свое главенствующее положение в Европе.

Израиль испытал пять полномасштабных войн с арабами и ни в одной он не был агрессором. Должно ли государство агрессор,  понесшее поражение, быть наказано за содеянное? Вопрос явно риторический. Иного примера в международной практике просто нет. Германия потеряла до 30% своей исконной земли и была вынуждена отдать в счет репараций почти весь свой промышленный потенциал.

Отказ нынешних политиков от наказания арабского агрессора только усилит его стремление к развитию террора и к захвату не только Израиля, но и подчинению всей Европы законам шариата, как бы она, Европа не умасливала своих потенциальных противников.

Попустительство всегда являлось и является стимулом агрессии. Только реальное ущемление может заставить арабов успокоиться. Ведь агрессор должен знать, что каждое его поражение влечет за собой наказание. Разве Германия  требует возврата ей 30%  действительно исконных немецких земель? Ведь нет, не требует. Эти земли потеряны вследствие откровенной гитлеровской агрессии. Так почему же у всего мира такое непомерное желание довести территорию Израиля до куска земли, которую невозможно защитить.

Я могу объяснить такую позицию Христианской Европы еще одним доводом: двух тысячелетним преследованием евреев Европы, как религиозного меньшинства, такая неприязнь, по-видимому, получило генетические корни у большинства населения, включая сюда и политическую элиту. А поскольку позор холокоста все-таки витает в головах элиты, они вынуждены его прикрывать словесным лицемерием.

Заканчивая столь длинное отступление, могу утверждать, что если бы Европа и Америка сегодня оставили Израиль и палестинцев в покое, то через 100 лет эти народы сами бы нашли пути к примирению. Так же как после тысячелетий бесконечных европейских войн Европа нашла дорогу к миру.

Сегодняшнее сталкивание лбами противников за столом переговоров напоминает мне гоголевскую ситуацию из повести «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Там есть точно такой же эпизод: на пирушке у градоначальника, двух местных дворян-врагов элита города стремились силой помирить, несмотря на взаимную ненависть. Ничего не получилось и через 15 лет они полностью разоренные судебными издержками продолжали между собой судиться. Я уверен, что если бы эту повесть перевести на английский и подарить Обаме и европейцам, то гений Гоголя, может быть, оказал на них воздействие. Хотя вряд ли. Искусство, как известно, не лечит людей.

Эпилог

За время, прошедшее со дня моего рождения 20 февраля 1928 года, мир настолько изменился, что ни один фантаст не мог бы такое предположить. Рухнули старые империи, во весь голос дают о себе знать новые мировые игроки. Проснулись, по выражению великого поэта, кавказские народы, а с ними и весь исламский мир. Начинается, на мой взгляд, третье по счету наступление  мусульман на христианскую Европу, но теперь уже на весь иудео-христианский мир, в Европе, Африке, центральной и Юго-восточной Азии, и, конечно же, в Америке. Пакистан, а может быть и Иран, эти крайне неустойчивые страны, претендующие на ведущую роль в исламском мире, обзавелись ядерным оружием и с его помощью и при поддержке полутора миллиардов единоверцев стремятся создать мировую империю для правоверных.

Китай с его полутора миллиардным населением, с генетически обусловленным трудолюбием населения, уже выдвинулся в мировые экономические и военно-стратегические лидеры. Обладая ядерными бомбами и огромным экономическим потенциалом,   Китай недвусмысленно претендует на чужие территории, а в перспективе совместно со своим естественным атомным союзником Северной Кореей хищно поглядывают на Сибирь и Южную Корею.

НАТО, к сожалению, проиграла войну в Афганистане и если Обама действительно выведет свои войска из этой страны, то  крайне агрессивные и фанатичные талибы немедленно вновь захватят власть, а затем и  все мусульманские страны бывшего СССР.  Будет  хорошо, если  Путину удастся удержать Татарию и Чувашию.

Конечно, велика экономическая и военная мощь демократических стран, включая  Россию, которая силой обстоятельств неизбежно, несмотря, на антиамериканизм, окажется в одной сцепке с Европой и Америкой. Экономический и военный потенциал христианских стран пока значительно больше, чем их потенциальных противников.  И опять, как это было во второй мировой войне, Россия окажется на переднем крае борьбы то ли с Исламом, толи с Китаем. И конечно «победа будет за нами» только в том случае, если в Европе и Америке не возобладают левые радикалы с их мультикультурой, политкорректностью, лицемерием и трусливом стремлением идти на любые уступки ради эфемерного «мира». Если от любого теракта с помощью СМИ и ультра либералов в правительствах население не будет лежать в обмороке. Сегодня, и я в этом уверен, демократическому альянсу нужен не Обама, а Черчилль.

Два слова об Израиле. Естественно этот вопрос лично меня, как еврея, беспокоит больше всего. Израиль сегодня не обладает ядерным оружием, об этом свидетельствует много косвенных фактов. Но он, бесспорно, является самой сильной и боеспособной страной региона. Израиль силен не только своим вооружением, но и своим народом, противоречивым, своенравным, одним словом:  два еврея - три мнения, но, тем не менее, единым. Еврейский народ при любой серьезной угрозе отбрасывает все противоречия и сплачивается для защиты своей страны. Но этого, наверное, недостаточно в противостоянии с объединенными силами Египта, Сирии, Ирана и вполне возможно Турции.

Израиль во всех своих победоносных войнах всегда опирался на поддержку, какой либо мощной страны, будь то СССР (1948 г.) Франция и Англия (1956 г.), США (1967-1973г.г.), но примечательно и то, что помощь Израилю оказывалась исключительно материальная. Ни один иностранный  солдат не переступал границ государства.

Сегодня ситуация вокруг Израиля сильно изменилась. Европа практически прекратила помощь  Израилю, даже Германия, несмотря, на громкие уверения в обратном. Если бы  Европа и Америка действительно стремилась защитить своего стратегического партнера на Ближнем Востоке и удержать в этом регионе важнейший стратегический плацдарм, то НАТО немедленно должно было бы  принять Израиль в свои ряды, как это было сделано для Турции, прибалтийских стран, Болгарии и Румынии. НАТО приняла эти страны из-за возможного сильного давления со стороны России.  Страны эти по  экономическому, военному уровню значительно отстают от ядра ЕС.  Израиль же по научным достижениям и  культуре, по развитию гражданского общества, по экономическим достижениям стоит на одном уровне с развитыми странами Европы и даже опережает их.

Если посмотреть на карту и ознакомиться с объемом вооруженных сил исламских стран Ближнего и Среднего востока, то с формальной точки зрения у Израиля нет другого выхода, как сдаться на милость победителю. Но реальная ситуация всегда бывает значительно сложнее, чем общие суммы противостоящих танков и самолётов. Прошедшие войны Израиля с исламским миром доказывает правильность этой теории.  Как уже было сказано, ситуация на Ближнем и Среднем Востоке за последние годы коренным образом изменилась. Иран стремиться объединить исламские страны в борьбе за уничтожение Израиля. Россия и Китай очевидно, во всяком случае, в настоящее время, стремятся создать мощную третью силу в мировом раскладе влиятельных центров. Миру грозит не просто терроризм, а  новые электронные войны. О чем с тревогой недавно говорил министр обороны Шойгу, называя их оружием приближающемся к оружию массового уничтожения. Вот картина, которая вырисовывается в будущем на нашей земле.

Но есть  сценарий, противостоящий столь мрачной картине. Исламский мир очень разрозненный постоянно сотрясается локальными войнами между враждующими направлениями в исламе. Это мы сегодня наблюдаем и этому не видно конца в дальней перспективе. Отсутствие единства значительно снижает мусульманскую угрозу, но террористические угрозы и реальные акты будут все-таки нарастать до тех пор, пока европейцы и американцы не прекратят чрезмерно паниковать при каждом взрыве.

Сверхмерные рыдания только поощряют и вдохновляют террористов на расширение своей деятельности. Кроме того постоянные причитания психологически действуют на все население и вызывают эффект безнадежности. Единственный способ возродить в европейцах мужество и оптимизм — это сменить правящую элиту на более решительных и более прагматичных политиков, как это произошло во время второй мировой войны.

На мой взгляд, в критический момент Россия вынуждена будет присоединиться к альянсу, иначе она проиграет. Экономические ресурсы Америки, Европы, Японии, России, Австралии, Южной Кореи и неисламских стран Африки значительно больше, чем у наших потенциальных противников. Я думаю, что если разразится настоящая третья мировая война, то Китай постарается быть нейтральным государством, так как  его экономическая мощь, поддерживается собственными ресурсами. При нейтралитете Китай выиграет больше, чем участвуя в боевых действиях.

Но вернемся к Израилю. Иран не станет применять атомное оружие против Израиля, поскольку этим он противопоставит себя всему арабскому миру и сам попадет под атомный удар Америки и может быть даже России. Но осуществить ракетный удар по Тель-Авивскому  экономическому району Иран может. Вот здесь должна сыграть свою роль мощная ПРО Израиля. Я не исключаю Израильского превентивного удара по стратегически важным объектам Ирана одновременно, выведя из строя хакерской атакой его электронную сеть. Сделать все это исключительно сложно, ведь Иран тоже готовится к отражению хакерских атак. Тем более, что уже сейчас США и, я уверен, Израиль перестраивает всю стратегическую электронную сеть на новый принцип защиты. По-видимому и Иран не сидит, сложа руки. Заканчивая свои воспоминания, и фантазии по защите Израиля в будущей войне я убежден, что Израиль переживет надвигающийся кризис и дождется, наконец, прихода  Машиаха то есть добьется своих внешнеполитических целей, обеспечивающих безопасность страны.

В заключение еще несколько слов о себе. Я считаю себя успешным, состоявшимся в жизни человеком, вопреки серьезным болезням в детстве, очень трудному военному отрочеству, постоянному недоеданию, которые самым пагубным образом повлияли на мое развитие, как в физическом, так и в умственном отношении. Я уже не говорю о полном отсутствии средств для жизни после смерти отца и гибели братьев, которые нас поддерживали своими так называемыми «аттестатами» (документ, посылаемый офицерами с фронта  своим семьям, чтобы те получали деньги из денежного содержания воевавшего офицера).  

В эвакуации я не мог просидеть 45-минутный урок, не заснув на самом интересном месте. Был до крайности моторный, неусидчивый и прочее. Если бы не мама, которая понимала мои проблемы, вряд ли я смог бы окончить среднюю школу.

В 7 или 8 классе я попал  в воровскую шайку. Но по слабости здоровья стоял только на «шухере», то есть подавал сигналы о приближении опасности.  Мама чувствовала безнадежность ситуации, в особенности ее беспокоило мое окружение, моральное состояние, а ко всему я еще заболел азиатской малярией.

Отчаявшись, мама написала письмо Сталину. Просила разрешения возвратиться в Москву, чтобы вырвать меня из плохого окружения, избавить от малярии.  Удивительно, но пришел положительный ответ и с ним даже билеты на поезд. Через некоторое время я попал в Высшее инженерно–строительное училище. При зачислении в армию мой рост не дотягивал до 150 см, а вес был менее 50 кг.

Армия - поворотный момент во всей моей дальнейшей судьбе. Значительное улучшение питания, постоянные физические нагрузки, благоприятная окружающая среда, в течение двух-трех лет, полностью восстановили мое и моральное и физическое состояние. Я перестал спать на лекциях, нормально усваивал учебный материал, приобрел друзей, а главное познакомился с Ниной, которая оказала на меня самое сильное и благотворное влияние.  Обо всем этом, я подробно написал в первом томе.

В результате вся моя последующая жизнь сложилась вполне благополучно, успешный сын, спешный внук, растут правнук и две правнучки. Жизнь удалась!

А. Тиктинер Bad Pyrmont Deutschland  2014

Приложение 1

Елена Левинсон. Альманах «Еврейская старина» № 8, август, 2006

Забытый герой. 

(Доктор С.З. Горелик и вспышка чумы в Москве в 1939 году) .

Чума явилась в Москву в декабре 1939 года.

Врач-микробиолог, профессор Абрам Львович Берлин, научный руководитель Саратовского противочумного института (современное название института - "Микроб"), проводил в лаборатории опыт на животных, используя живой возбудитель чумы.

Чума относится к категории особо-опасных инфекций. Для опытов с возбудителем чумы применяют специальный противочумный костюм (наглухо застегивающийся комбинезон, шапка, очки, перчатки, бахилы), исключающий проникновение микробов. По окончании опыта исследователь обязан пройти специальную процедуру обеззараживания, костюм сжигается. И плюс ко всем этим предосторожностям после опыта с живой культурой чумного микроба исследователь должен находиться определенный срок в карантине.

Строжайшие правила работы с возбудителем чумы в тот раз были нарушены. Во время опыта Берлину позвонили из высоких московских инстанций, он прервал опыт и подошел к телефону. Его срочно вызывали на Коллегию Наркомздрава. (Народный Комиссариат Здравоохранения). И не выдержав положенного карантина, Берлин вылетел в Москву.

В Москве Берлин остановился в гостинице Метрополь, в центре Москвы. Сразу после заседания Коллегии, где он делал доклад о противочумной вакцине, Берлин заболел[11]и врач, вызванный к нему из поликлиники, поставил диагноз крупозной пневмонии. Но состояние ухудшалось, и Берлина госпитализировали в клинику Первого Московского Медицинского института у Петровских ворот, известную как Ново-Екатерининская больница. Эта клиника - учебная база для студентов, которые толпами ходят там от больного к больному, и никакая, даже приблизительная изоляция там невозможна. Впрочем, никто и не думал в тот момент об опасной инфекции и о необходимости изоляции.

В приемном покое больного принял дежурный - доктор Горелик, ассистент кафедры терапии Первого Мединститута. Он сразу поставил диагноз "легочная чума»[12] и преодолевая активное сопротивление начальства, которое и слышать не хотело о чуме, на свой страх и риск, изолировал больного, сообщил о случае чумы коллегам-инфекционистам и остался сам единственным врачом у его постели.

Вскоре диагноз чумы стал очевиден для всех и вызвал шок. Чума в центре Москвы! С Берлиным, присутствовавшим на Коллегии Наркомздрава, контактировало огромное количество важных начальников, начиная с Наркома Здравоохранения Митерева, а "второконтактными" (то есть теми, кто контактировал с контактными) оказалось вообще чудовищное число людей. Организацией карантина для контактных занималось НКВД. В изоляторы инфекционной больницы на Соколиной горе поместили всех, контактировавших с Берлином. (Кстати, согласно молве, многие легко освободились, убежав из больницы через разбитые окна). К счастью, чума эта оказалась на редкость "ручной": погибли только три человека: А.Л. Берлин, доктор Горелик, и еще - парикмахер больницы, который просто из любопытства успел заглянуть в палату Берлина. Больше не заболел никто[13].

Говорили, что умирающий Горелик написал письмо Сталину, в котором умолял его пересмотреть дело арестованного брата, заверял, что брат не враг народа, что он ни в чем не виновен, и что "умирающий не станет лгать". Было бы наивно думать, что письмо человека, умирающего от чумы, было направлено адресату.

Вспышку чумы в Москве всеми силами старались скрыть. Но несмотря ни на что в медицинских кругах Москвы о вспышке стало известно. Я знала обо всем от своей мамы, профессора Людмилы Яковлевны Кац-Чернохвостовой, которая много лет заведовала кафедрой эпидемиологии Первого Мединститута. Позже мама в своих лекциях читала студентам об этой вспышке и на ее примере разбирала допущенные ошибки. Касаться этой темы в лекциях было на грани дозволенного, и ее лекция слушалась, как детектив.

Особенно хорошо я помнила, как мама говорила о героизме доктора Горелика - о героизме профессиональном, потому что он не просто изолировал больного чумой, но и остался с ним, чтобы обеспечить медицинскую помощь, обрекая себя на верную смерть, так как от легочной чумы в те годы не было никакого средства, и еще - о героизме гражданском, потому что он не побоялся противостоять начальству - всем тем, кто отчаянно противился диагнозу чумы, этой катастрофе, за которую придется тяжело платить. Он не побоялся действовать на свой страх и риск, согласно своему убеждению, изолируя больного, извещая инфекционистов и конечно - страшные "компетентные органы". Напомню - это были тридцатые годы, годы террора, годы всеобщего страха....

Так с детства осталось в моей памяти имя доктора Горелика - имя героя, остановившего чуму в столице.

О вспышке чумы в Москве ничего не писали, да иначе и быть не могло. Все, что связано с инфекционными заболеваниями, а особенно с особо-опасными инфекциями, было строжайше засекречено. У нас вообще невероятно любили секретность. Особенно боялись "выносить сор из избы", боялись, как бы неблагоприятная для государства информация не просочилась за границу. Как стало потом известно, даже дезинфекцию гостиницы, где находился Берлин, проводили по ночам, чтобы, не дай Бог, не узнали иностранцы. Стремление засекретить превозмогало все, и нередко, как говорил Козьма Прутков, "превозмогало разум". В учебнике эпидемиологии, написанном моей мамой для студентов-медиков, была карта мира с указанием природных очагов чумы в разных странах[14] в том числе и в СССР. В первом издании учебника (1949 год) карту "пропустили", а при переиздании (в 1957 году, уже после маминой смерти) потребовали "устранить" природные очаги чумы на территории Советского Союза. Так росчерком пера были уничтожены природные очаги в Поволжье, Забайкалье и других местах - пусть молодые врачи думают, что опасность чумы есть только в капиталистических странах.

Совсем недавно, разбирая старые бумаги, я нашла пачку старых листов с фотографиями сотрудников Первого Мединститута - такими листами сопровождают альбомы выпускников. Фотографии относятся к 1937 или 38-му году. Много знакомых лиц - наши преподаватели разных кафедр и разных клиник, только очень молодые (я окончила Первый Мединститут в 1954 году). Фотографии были размещены по рангу - лист с портретами администрации (директор, секретарь парткома, председатель профкома, декан, секретарь комитета комсомола), лист с заслуженными деятелями науки, несколько листов с профессорами, затем - с доцентами и ассистентами. При этом не было указано, кто откуда - с какой кафедры, из какой клиники - только должность, инициалы, фамилия. И вдруг - ассистент С.З. Горелик. Тот самый Горелик?! Или это однофамилец? Как узнать? Как звали того Горелика, или хотя бы какие инициалы у того Горелика?

Первое движение (через друзей) - к заведующему кафедрой инфекционных болезней Первого мединститута: как звали доктора Горелика, остановившего чуму в Москве? Профессор очень смутно припоминает чуму в Москве, о Горелике не слышал. В книге Н. Рапопорт (1) упоминается профессиональный подвиг молодого врача Горелика. Просто Горелика - без инициалов. Притом "молодого доктора". А на меня с фотографии смотрит серьезный и отнюдь не молодой человек, с седыми висками...

Но вот в интернете нахожу воспоминания А.А. Тиктинера (2), племянника доктора Горелика, и узнаю, что его дядя, Симон Зеликович Горелик, был тем самым доктором, который остановил чуму в Москве в 1939 году. И теперь ясно - на моей фотографии тот самый Горелик! Из воспоминаний А.А. Тиктинера узнаю об истории семьи Гореликов.

Симон Зеликович Горелик родился в 1885 году в Белоруссии, в местечке Паричи Бобруйского уезда Минской губернии. Он был один из 12 детей Зелика Горелика, крупного лесопромышленника, купца первой гильдии, Поставщика Двора Его Императорского Величества.

Зелик Горелик, купец - лесопромышленник, хорошо понимал, какую ценность представляют леса, как важно беречь лесные богатства страны. Он щедро жертвовал деньги на развитие лесотехнического образования в России. Интересно, что сейчас, в 2006 году, спустя почти сто лет, теперешний ректор Лесного Университета в Москве, Валентин Анатольевич Макуев, хорошо знает имя Горелика, как крупнейшего жертвователя.

Богатый купец Зелик Горелик сочувствовал революции. Прятал у себя матросов с восставшего крейсера "Потемкин". Щедро снабжал деньгами для революции мужа своей дочери, Григория Шкловского, тесно связанного с Лениным в период его жизни в Швейцарии. Укрывал у себя Григория, после его бегства из Сибирской ссылки.

А.А. Тиктинер пишет, что Григорий Шкловский "был активным участником знаменитого I Съезда РСДРП, его главным финансистом... Позже он же обеспечивал быт вождей и депутатов Госдумы... В Швейцарии у Григория подолгу гостил В. Ленин и другие видные революционеры. ... В марте 1917 года у Григория родилась дочь Наталия, поэтому Ленин не взял его с собой в известный "опломбированный" вагон, и большевик проделал тот же путь один, предусмотрительно оставив в Берне семью".

После революции Шкловский был назначен "комиссаром Дорогомиловского района, но вскоре был направлен консулом Советской России в немецкий Гамбург, где и прожил до 1924 года. После провала "Гамбургского восстания", организованного с помощью СССР, консул-революционер был выслан и возвратился на родину".

В 1937 году Шкловский был арестован и расстрелян. Была арестована и погибла его жена - сестра Симона Зеликовича Горелика. Брат, Абрам Зеликович Горелик (литературный псевдоним А. Лежнев), был известным в 20-е и 30-е годы литературоведом, впервые показавшим, что Шолохов не может быть автором "Тихого Дона". Он был арестован в 1938 году и погиб. Это о нем писал в своем предсмертном письме Сталину Симон Зеликович Горелик.

Перед Первой мировой войной семья Гореликов переехала из Белоруссии на Украину, в город Екатеринослав (ныне Днепропетровск). А.А. Тиктинер пишет: "После революции З. Горелик, как и все остальные ее благодетели, потерял все, что имел. Будучи уже в преклонных годах, разоренный "друзьями"-революционерами, купец стал очень религиозен и вскоре умер". В воспоминаниях А.А. Тиктинера описана и вспышка чумы в Москве. С горечью и недоумением А.А. Тинктинер говорит: "По непонятной причине в энциклопедиях сам Симон Горелик упоминается только как отец известного радиофизика - профессора Габриэля Семеновича (Симоновича) Горелика, а случай с чумой известен только узким специалистам". Еще бы - все, что связано с чумой, было скрыто за семью печатями.

Но теперь я знаю, где искать сведения о Симоне Зеликовиче: имя его сына Габриэля Симоновича Горелика, крупного радиофизика, хорошо известно, он много лет работал на радиофизическом факультете Горьковского Университета, потом в Москве, в Физико-техническом институте[15]. Заведующая музеем радиофизического факультета Горьковского Университета Нина Васильевна Горская любезно отозвалась на мое письмо к ней. Вот что она сообщила о семье Габриэля Семеновича Горелика:

Отец Г.С. Горелика, Симон Зеликович Горелик, получил медицинское образование в Париже, в Сорбонне, а закончил он медицинский факультет в Женеве. После революции, в 1917 году, Симон Зеликович Горелик вернулся в Россию. В годы гражданской войны был врачом в Красной Армии. В 1921 году, после демобилизации, вызвал семью из Швейцарии к себе в Москву.
В Париже, в 1906 году у него и его жены Ревекки Рахмилевич родился сын Габриэль Семенович Горелик. Были в семье еще две дочери - старшая Мира и младшая Лея. В письме есть постскриптум: «Вам, возможно, известно, что сейчас в Москве живет внук С.З. Горелика, сын Г.С. Горелика – Андрей».

И вот я беседую по телефону с внуком Симона Зеликовича, Андреем Габриэлевичем Гореликом. Он доктор физико-математических наук, профессор, живет в Москве, заведует кафедрой оптико-злектронных систем в Московской Государственной Академии Приборостроения и Информатики. Он помнит деда молодым и полным сил. "Отец надеялся, что дед справится с чумой, что он выживет - он был таким крепким и сильным", - говорит Андрей Габриэлович.

Ложные надежды - легочная чума в те времена, при полном отсутствии средств лечения, приводила к гибели в ста процентах случаев. Спрашиваю я и об отце, Габриэле Симоновиче Горелике. Г.С. Горелик приехал к отцу в Москву из Швейцарии в 1921 году, в возрасте 15 лет, вместе с матерью и двумя сестрами. С 1923 по 1929 год окончил Московский Университет, специализировался по теоретической физике, был учеником академика Мандельштама. По словам Андрея Габриэловича, отец, владевший несколькими европейскими языками, начал было работать в Коминтерне, но скоро понял ненадежность обстановки и обратился к науке.

Спрашиваю Андрея Габриэловича, почему отец ушел из Горьковского Университета, где так успешно работал? И как понять слова его соавтора, физика Александры Григорьевны Любиной, которая пишет в своих воспоминаниях: "Мы, его друзья, не можем смириться с тем, что он умер так рано и так нелепо». Что неизлечимую рану ему нанесли в стенах Горьковского Университета, который он увлеченно и деятельно любил". - "Видите ли, - отвечает А.Г. - Его книга "Колебания и волны" была книгой его жизни. А когда началась борьба с идеализмом в физике, его так травили, что он просто сломался".

Это мне понятно - это уже касается жизни моего поколения: "формализм" в музыке, "формализм" в живописи, "буржуазная наука" генетика, "нервизм" в физиологии и медицине, "безродные космополиты" - евреи, "идеализм" в физике, "буржуазная наука" кибернетика, "дело врачей-убийц"... И шельмование композиторов, художников, ученых-генетиков; антисемитская компания, преследования журналистов, физиков, кибернетиков, врачей - средневековье последних лет Сталинского правления

Из беседы с Андреем Габриэловичем я узнаю и о других детях С.З. Горелика. Старшая дочь Мира была замужем за Лухмановым, заместителем начальника контрразведки Дальневосточного края, который был арестован в конце 30-х годов и получил 10 лет без права переписки, то есть расстрел; Мира рано умерла. Младшая дочь Лея с сыном Михаилом Всеволодовичем Ломоносовым в 1992 году эмигрировала в Израиль. М.В. Ломоносов - математик, сейчас - профессор Университета в Беэр-Шеве.

Андрей Габриэлович рассказывает, что дед со второй женой, Эмилией Яковлевной, и с двумя дочерьми жил в доме у Красных ворот (Хоромный переулок, дом 2), там в 20-е или 30-е годы он получил 3-х комнатную квартиру. Этот дом принадлежал Наркомату Иностранных Дел, там жил нарком Литвинов, сейчас там есть табличка с именем Литвинова. Спрашиваю Андрея Габриэловича, был ли дед как-то связан с Наркоматом Иностранных Дел? Нет, он этого не помнит. Андрей Габриэлович мальчиком жил в квартире деда. Он вспоминает: "У деда был прекрасный голос и слух. Когда он пел, вся квартира наполнялась его голосом».

Любопытная деталь, о которой упоминает в своих воспоминаниях А.А. Тиктинер. Оказывается, в тот роковой день, когда больной А.Л. Берлин поступил в Ново-Екатерининскую больницу, Симон Зеликович Горелик дежурил в последний раз: он получил назначение на крупную административную должность в Казахстан и должен был уехать. Так ли это было на самом деле? Напомню - в 1937 году арестованы сестра С.З. Горелика и ее муж Шкловский; в 1938 году арестован его родной брат, а в 1939 году - арестован и расстрелян муж его дочери Миры. Направление на крупную административную должность в такое время кажется маловероятным. Но как бы то ни было, ясно одно - доктору Горелику было судьбой предназначено другое: остановить чуму в Москве, погибнуть самому и войти в историю, которая потом так неблагодарно забыла о нем.

Заслуживает внимания и такой факт. Невзирая на всю засекреченность московской вспышки чумы, многие ее участники получили правительственные награды (1). Может быть, и те, кто противился диагнозу чумы. Многие - но не главный герой - погибший доктор Горелик... О том, какую "награду" получил доктор Горелик я узнаю из разговора с Андреем Габриэловичем. Меньше чем через полгода после его гибели вторая жена доктора Горелика - Эмилия Яковлевна, медицинская сестра, друг С.З. по годам гражданской войны и участница финской войны 1939-40 годов, была арестована и погибла в тюрьме.

"Она очень свободно писала и говорила о безобразиях, творившихся на финском фронте, повторяла, что все врут, все врут" - говорит Андрей Габриэлович. И чтобы "награда" была еще более ощутимой - в квартиру Горелика на место жены въехал следователь, ведший "дело" Эмилии Яковлевны, составив "приятную" компанию его дочерям - Мире и Лее.

О самом Симоне Зеликовиче Горелике известно очень немного. Известно, что с 1921 по 1939 год, год его гибели от чумы в возрасте 54 лет, он работал врачом в Москве. И это все. Что-либо уточнить об этом периоде его жизни (18 лет!) не удалось - довоенные архивы Первого Московского Медицинского института, по-видимому, в годы войны попали в Уфу, куда эвакуировался институт, и сейчас оказались недоступны. Известно только, что в 1937-39 годах С.З. Горелик был ассистентом кафедры терапии Первого Мединститута. Мои друзья-однокурсники пытались узнать что-то на кафедре истории медицины. Но даже сотрудник кафедры, написавший о Ново-Екатерининской больнице, знает только историю времен Екатерины, а не новейшую ее историю, и о вспышке чумы в Москве в 1939 году слыхом не слыхал.

Прошло почти 70 лет со времени описанных событий. Уходит поколение, знавшее историю чумы в Москве из устных рассказов. В России уже много лет гласность, многое тайное становится явным, многое опубликовано. И вот в статье Натальи Белоусовой "Чума" (3), напечатанной в 1998 году, рассказано о ранее засекреченных (и ныне рассекреченных) эпидемиях чумы в Советском Союзе, в том числе и о вспышке 1939 года в Москве. В статье упоминается имя А.Л. Берлина (источник инфекции), но о докторе Горелике просто нет ни слова. Так наша история возвращается, а человек забыт. Забыт непростительно, потому что Москва была спасена от эпидемии чумы, и предотвратил эту эпидемию врач Горелик, поставивший диагноз и ценой своей жизни изолировавший опасного больного. Наш долг - вернуть истории имя забытого героя - врача Симона Зеликовича Горелика

Литература:

(1). Н. Рапопорт "То ли быль, то ли небыль", Санкт-Петербург, 1998, стр.56.

(2). http//tiktiner.ru 

(3). Н. Белоусова, "Чума", Совершенно секретно, 1998, 10/8.

Автор искренне благодарит всех, кто помог собрать факты о жизни и подвиге Симона Зеликовича Горелика: заведующую музеем радиофизического факультета Горьковского университета Нину Васильевну Горскую; внука Симона Зеликовича Горелика, заведующего кафедрой оптико-электронных систем Московской Государственной Академии Приборостроения и Информатики Андрея Габриэловича Горелика; заведующего операционным блоком больницы №24 г. Москвы ("Ново-Екатерининской" больницы) доктора Геннадия Абрамовича Поволоцкого; старшего научного сотрудника Первого Московского Мединститута доктора Ирину Михайловну Трошину.


Оглавление

Введение

Снова Москва

Новая жизнь, новые заботы

Несколько слов о моих московских начальниках и сослуживцах

Первая отдельная квартира

Новое назначение

Отступление. Экономические рассуждения об СССР

Друзья по Военно-инженерной академии

Караси в сметане

Наши путешествия.

Первое водное путешествие.

Средняя Азия.

Город Вилков

Велотур по Подмосковью

Что нам стоит дом построить!

Подарок, как серьезная улика

«Еще наше поколение будет жить при коммунизме»!

Васька и его друг Артошка

Морг районного значения

Первым делом, первым делом маскировка

Министр обороны маршал Гречко

Павел Николаевич Селезнев

Хванчкара

Второй раз на Север?

Перестройка

Начальник лаборатории

Эмиграция

Эпилог 



[1] Название публицистического фильма Говорухина 1990г. о ситуации последних лет существования СССР, который с большим успехом обошел экраны СССР и заграницей, был отмечен рядом престижных призов. 

[2] Жозеф Деместра - французский философ, противник Наполеоновской диктатуры.

[3] Так называлось острое противостояние между Западом во главе с США и Восточным блоком во главе с СССР. Оно продолжалось более 40 лет - с конца сороковых до начала девяностых годов XX века.

[4] Я помню процесс получения разрешения на въезд и казус, получившийся с отцовским свидетельством о рождении. Дело в том, что у отца оно было разорвано, не хватало значительного куска. Основные данные сохранились, но по советским бюрократическим меркам это был уже не документ. Поэтому отец послал запрос в Кременчуг и получил оттуда новенькое свидетельство. Оно очень не понравилось в немецком посольстве. Они попросили в подтверждение еще какой-либо достаточно давний документ. Отец принес разорванное свидетельство о рождении. Немцы были в восторге: «Вот, что нам и было надо! Теперь нет никаких сомнений!» Это была первая встреча с совершенно другим менталитетом. Прим. сына Алексея.

[5] Выражение Бисмарка звучит сегодня не менее страшно, чем вся политика Гитлера. Но в то время война и захват чужих территорий не порицались общественным мнением европейской элиты. И вообще оценка деятельности любого общественного деятеля должна соотноситься с тем временем, в котором действовал человек. Конечно, если он не творил абсолютного зла. К ним относятся, например, Нерон, Гитлер, Сталин и еще человек 10 за всю историю человечества.

[6] Гаон - на иврите означает гений. В средние века так называли ректоров еврейских университетов в Суре и Пумбадите, одновременно они же являлись высшей религиозной властью Вавилонии.

[7] Респонсы, ответы на вопросы из еврейских общин, которые имел право составлять только гаон наиболее авторитетный ученый и руководитель иешивы.

[8] 1938г. 9-10 ноября в нацистской Германии и Австрии по инициативе лично Гитлера была организованная акция избиения евреев по всей стране. Были сожжены почти все синагоги, разбиты витрины всех магазинов, банков и мелких предприятий, где хозяевами были евреи. Улицы городов покрылись слоем битого стекла - отсюда название «Хрустальная ночь». Сотни погибших. Тысячи человек были арестованы и отправлены в концлагеря. Пресса Германии и всей Европы никак не отреагировала на варварское мероприятие, тем самым дала посыл нацизму на свое молчаливое согласие.

[9] Николай Александрович Бердяев (1874 Киев – 1948 Кламар Франция) политический и религиозный философ. 

[10] Чемберлен, английский премьер министр. В 1938г. Заключил с Гитлером и Муссолини пакт о ненападении взамен передачи Гитлеру Чехии. Фактически открыл Гитлеру дорогу ко второй мировой войне. Цена миротворческой деятельности

[11] По другим данным он приехал уже больным и в таком состоянии делал доклад.

[12] Наиболее опасная, абсолютно смертельная форма чумы.

[13] Когда событие засекречено и факты передаются из уст в уста, неизбежны разноречия. Профессор Я.Л. Рапопорт - в книге его дочери Н. Рапопорт  - вспоминает о 3-х погибших, у Н. Белоусовой  упомянуты 4 случая (еще медсестра), в Воспоминаниях А.А. Тиктинера предположительно говорится о 12-ти погибших, включая и бедного парикмахера.

[14] Природные очаги чумы - места обитания грызунов-носителей чумного микроба, являющихся потенциальным источником чумы человека.

[15] Г.С. Горелик погиб, попав под электричку в г. Долгопрудном, под Москвой, когда работал в Физико-техническом институте.