Лекция №28. Выдающиеся деятели Сионистского движения и государства Израиль
Печать
Просмотров: 5178


История мира - это биографии великих людей.
Одно из изречений со стены библиотеки конгресса США.

 

Бен-Гурион ─ основатель Государства Израиль.

Сионизм и его видные деятели.

 

Ко второй половине XIX века евреи всех западных стран Европы уже получили права гражданства. Этот процесс начался в Наполеоновской Франции, продолжился в Австрии при Франце Иосифе и закончился к семидесятым годам в объединенной Германии.

Наконец широко открылись ворота гетто. Евреи получили право создавать собственные частные предприятия в любых отраслях хозяйства, а также служить в государственных учреждениях. Теперь они повсеместно могли учиться в светских школах и университетах.

Это было время экономического подъема в Западной Европе. И хотя, закрытый образ жизни не сразу покинул еврейское общество, передовая, самая активная его часть, воспользовалась представившимися возможностями и включилась сначала в экономическую, а затем и в научную, общественную и культурную жизнь своих стран. Об эпохе еврейского просвещения ─ Хаскале мы беседовали в одной из предыдущей лекции.

Снятие, каких бы то ни было формальных ограничений было воспринято определенной частью еврейского общества как конец эры притеснений и антисемитизма. Однако большая часть европейских народов оказалась не способной отказаться от устоявшихся стереотипов. Жесткая конкуренция, возникшая в результате на удивление успешного вхождения в общественную жизнь еврейской составляющей, привела к появлению антисемитизма национального взамен ушедшего в прошлое - религиозного. Франция дала яркий пример яростной вспышки неприятия евреев со стороны подавляющей части французов ─ «дело Дрейфуса».

В 1894 году капитан генерального штаба французской армии еврей Дрейфус был обвинен в шпионаже в пользу Германии, которую в действительности осуществлял другой офицер - майор Эстергази. Правительство, правые и левые партии дружно поддержали ложное обвинение еврея. Дрейфус был сурово осужден, что вызвало одобрение огромных масс народа, требующих убийств и изгнания евреев.

Только одинокий, но мощный, голос протеста великого писателя Эмиля Золя возвысился над страной. Огромный авторитет и влияние Золя, сравнимые с культом Толстого в России, отрезвило в какой-то степени общественное мнение Франции. Новое правительство вынужденно было пересмотреть «Дело».

Дрейфус был полностью оправдан и восстановлен во всех правах. Он участвовал в Первой мировой войне и умер полковником в отставке в 1935 году. Но последствия этого уголовного дела для еврейского народа оказались судьбоносными. Оно разбудило Герцля.

Теодор Герцль ─ основатель Политического Сионизма родился в еврейской семье венгерского банкира в 1860 году. Хотя Теодор с отцом каждую субботу посещали синагогу, в целом семья была вполне ассимилированная. Мать была большой почитательницей немецкой культуры и стремилась приобщить к ней сына.

После окончания юридического факультета университета Теодор не долго занимался юридической практикой, больше всего его привлекала литературная деятельность. Он - автор нескольких пьес и романа, однако, большой известности его произведения не пробрели. Журналистская деятельность в качестве парижского корреспондента венской газеты «Новая свободная пресса» была значительно успешней. Герцль умел разносторонне осветить нравы и культурный «ландшафт» Парижа. Его еженедельная газетная полоса пользовалась неизменным успехом у публики. Политическим событиям он не уделял большого внимания.

Дело Дрейфуса разбудило в Герцле национальное чувство. Будучи активным сторонником ассимиляции как способа решения еврейского вопроса Герцль понял, что этот процесс сам по себе не может ничего решить, когда из религиозной плоскости антииудаизма проблема перешла в национальную плоскость - в антисемитизм. С этого момента Герцль полностью посвятил себя изучению этой проблемы проблемы, а затем и разработке программы создания Еврейского государства. В 1895 году Герцль написал свою знаменитую брошюру: «Еврейское государство. Попытка решения еврейского вопроса».

Справедливости ради, надо сказать, что Герцль не первым высказал мысль о необходимости создания для евреев собственного государства. Одесский врач Пинскер в 1882 году написал и издал на немецком языке книгу «Самоосвобождение», в которой впервые была высказана идея о собственном государстве на Земле Обетованной. К этому времени уже существовали несколько обществ поддержки такой идеи и организованно три конференции по выработке конкретных мероприятий в этом направлении.

Натан Бирнбаум в статье «Национальное возрождение еврейского народа в его стране» впервые употребил слово «сионизм» в его нынешнем значении. Но, по-видимому, общество было еще не готово к столь радикальному подходу к решению задачи. Потребовалось «дело Дрейфуса», а затем Кишиневский погром, потребовался «центр кристаллизации» в личности Теодора Герцля, чтобы идея воплотилась в конкретные действия.

Несмотря на создание Герцлем собственного журнала «Мир» и его талантливую публицистику, далеко не вся элита еврейского общества разделяла его соображения. Довольно значительный слой западных евреев все еще придерживались ассимиляционной доктрины, как способа избавления от притеснений. В Германии даже было создано общество «Немецкие граждане иудейского вероисповедания против антисемитизма», Другие, например, известнейший и авторитетный еврейский историк профессор Дубнов, противопоставляли идее создания собственного очага в Палестине, идею создания в России еврейской культурной автономии, были и другие альтернативные варианты.

Граница между всеми направлениями проходила по идеологическому рубежу: кто такие евреи ─ народ или религиозная группа, религиозная конфессия? Большинство евреев, во всяком случае, в Германии, Австрии и даже США признавали себя религиозной конфессией. Поэтому им не требовалось никакого иного собственного очага, Они чувствовали себя гражданами той страны, где живут, а религиозная доктрина о скором приходе Мессии, давала надежду на такое избавление от притеснений одним или возможность ассимиляции другим.

В Советском Союзе, как известно, любая религия и любая истинная национальная культура подвергалась сильному давлению. В результате почти все евреи забыли свои корни, свою культуру и историю, полностью превратились в духовно ассимилированных граждан, но именно евреев, поскольку во всех анкетах и важных удостоверениях личности указывалась национальность. Так называемый «5-ый пункт» препятствовал полной гражданской ассимиляции. Благодаря наличию этого бюрократического признака евреи СССР легко подвергались дискриминации, но благодаря ему же они сохранились как крупная нация.

Несмотря на разногласия в еврейской среде в понимании сионизма, Герцль, тем не менее, решил собрать в 1897 году в Базеле всемирный конгресс для солидаризации возможно большего числа своих сторонников при полной открытости Сионистского движения для всех. Герцль публично стремился подчеркнуть правоту антисемитов в том, что евреи есть НАРОД, а не простое религиозное меньшинство.

Все описания и воспоминания об этом историческом событии особенно подчеркивают, кроме его содержательной части, прекрасную организацию всего мероприятия. Прибыло 194 делегата из многих стран Европы. Торжественность момента подчеркивалась вывеской на здании: «Конгресс сионистов» здесь же впервые был вывешен будущий флаг Государства Израиль: белый с голубыми полосами и Могиндовидом. Все делегаты были в праздничных одеждах. Присутствовали журналисты от всех солидных изданий. На хорах находилась множество наблюдателей и просто сочувствующих.

При подготовке конгресса были сомнения в необходимости проведения столь пышного и открытого мероприятия. Представители из русской «черты оседлости» опасались негативной реакции царских властей на возможные неосторожные высказывания делегатов, другие считали, что конгресс не объединит сионистские силы, а наоборот расколет движение … . Опасения эти были не беспочвенны, но тщательная подготовка конгресса Герцлем и его сподвижниками, вдумчивый учет интересов резных групп делегатов, позволил избежать негативных последствий. Конгресс определил цели и принял программу движения. Именно на этом конгрессе оно получило название «Политический Сионизм» с упором на его политическую, а не религиозную сущность

«Сионизм стремится к созданию для еврейского народа прибежища в Палестине, обеспеченного государственно-правовыми гарантиями. Для достижения этой цели конгресс предлагает следующее:

a. содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев, ремесленников и рабочих;

b. организацию и объединение всего еврейства с помощью местных и международных учреждений, в соответствии с законами каждой страны;

c. укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального самосознания;

I. предварительные меры для получения согласия правительств на осуществление целей сионизма».

«Базельская программа» оставалась в силе более половины столетия в качестве программы сионистского движения.

Конгресс принял решение об организационной структуре Движения. Главным органом сионистского движения был утвержден Конгресс. Создан Центральный исполнительный комитет с местом нахождения в Вене.

Важным событием первого конгресса стало выступление базельского раввина Кона. Он заявил, что до конгресса был противником сионизма, потому что его смущала возможность нарушения в новом государстве еврейских предписаний, особенно в отношении святости Субботы. Но теперь после заверения Герцля о том, что сионизм не предусматривает ничего такого, «что могло бы оскорбить религиозные убеждения какого либо направления в среде еврейства», он раввин Кон превратился в убежденного сторонника сионизма. Это было знаковое явление.

Заявление Кона вызвало бурное одобрение со стороны делегатов и значительно повлияло на умонастроения раввинов и всего еврейского народа, в особенности Восточной Европы.

В своем дневнике Герцль охарактеризовал результаты конгресса следующим образом: «Хоть я и остерегаюсь произнести их публично, но они будут такими: в Базеле я основал Еврейское государство…. Может быть через пять или же через пятьдесят лет это признает каждый». Пророческие слова. Через 51 год Еврейское государство появилось на карте мира. Именно в Палестине и «обусловленное государственными международно-правовыми гарантиями», то есть решениями ООН.

Принятие основополагающих решений ─ значительный шаг вперед, но не решающий. Перед Политическим Сионизмом встали и первоочередные практические задачи. Создание в Палестине национального большинства, создание колониального банка, необходимого для покупки земель и создания новых рабочих мест по обработке купленных для репатриантов земель и для создания промышленных предприятий.

Главной же задачей, как казалось в то время, было получение согласия от Турецкого правительства на освоение незанятых земель Палестины.

Великий герцог Боденский поддержал Герцля и саму сионистскую идею. Будучи другом и дядей Вильгельма II герцог пообещал Герцлю организовать аудиенцию у императора и подготовить его к благосклонному отношению к этой идее. Дело в том, что Вильгельм II планировал в скором времени визит к турецкому Султану, от последнего зависела дельнейшая судьба всего Проекта. В результате непростых переговоров Герцлю все-таки удалось встретиться с Кайзером в Иерусалиме. Его цель состояла в том, что бы убедить Германию, а через Германию и Турцию покровительствовать идеям хозяйственного освоения Палестины еврейскими репатриантами из Европы. Герцль доказывал экономическую выгоду для обеих стран поддержки сионистских планов.

Вильгельм был бы не против оказания покровительства сионизму с тем, чтобы избавиться от евреев в своей стране, которых он недальновидно считал недружелюбным по отношению к дому Гогенцоллернов элементом. Но кайзер опасался резко отрицательной реакции Англии и Франции, которые посчитали бы внедрение Германии на Ближний Восток, актом нарушения политического равновесия в этом регионе.

Встреча с Турецким Султаном тоже не принесла успеха, так как последний, находясь в тяжелейшем финансовом положении после Крымской войны, потребовал от сиониского движения 15 миллионов фунтов стерлингов. Сумма для того времени огромная! Мем не менее, Герцль пообещал достать это деньги при условии предоставлении официального государственного акта закрепляющего Палестину, как территорию еврейского национального очага под общей юрисдикцией Турции.

К великому сожалению, Герцль не смог собрать столь большой суммы, хотя и провел энергичную работу среди самых богатых евреев Европы и России. Он писал в одном из писем в приступе отчаянья от неудач: «Я набегался так, что валюсь с ног, а этот сброд, который распоряжается деньгами, даже не выслушал меня…. Все это непостижимо, и через полвека (опять прогноз на те же полвека! - прим. автора) люди будут плевать на их могилы, если узнают, что я почти договорился с султаном, но не смог получить этих проклятых денег».

Герцль был принципиальным противником широкой благотворительности, которую осуществляли богатейшие еврейские кланы, помогая переселенцам в покупке земли или обустройстве на новом месте. Он был сторонник посильного, но не бесплатного, кредитования всех мероприятий по хозяйственному освоению Палестины. С помощью дешевых кредитов он надеялся развить сельское хозяйство, заложить основы промышленного строительства, создать достаточное количество рабочих мест для успешной абсорбции второй алии и осуществил свою идею, создав для выполнения этих целей специализированный «Колониальный банк». Герцль был убежден, что только кредит, который надо возвращать, способен заставить переселенцев эффективно использовать полученные средства, в противовес благотворительным подачкам, которые только плодят нахлебников. История и сама жизнь блестяще подтвердила правильность его экономической стратегии.

Теодор Герцль умер в 1904 году. За свою всего-то восьмилетнюю политическую деятельность он смог создать Всемирное движение Политического Сионизма и придать ему вес единственного центра представляющего все мировое еврейство. А также добиться признания этого движения де-факто всеми великими державами. Он успел заложить демократические, открытые и прозрачные основы будущего светского Государства Израиль.

Воздавая долг своему основоположнику одним из первых шагов Государства Израиль было выполнение воли Теодора Герцля и перенесение его праха из Вены в Иерусалим.

Мы очень кратко, пунктирно проследили процесс создания и бурного развития Сионизма, в его, так сказать, верхних этажах, но что же происходило в это же время в гуще еврейского общества в местечках и небольших городках? Эти процессы рельефно просматриваются на примере семьи Виктора Грина из городка Плоньска в русской части бывшей Польши.

Идеи Хаскалы ─ эпохи еврейского просвещения в конце XIX стали пробивать себе дорогу даже в маленьких городках черты оседлости. Хаскала развивалась преимущественно в нескольких направлениях: в стремлении молодежи к более глубокому освоения древнееврейского языка, в превращении его в разговорный язык еврейского народа, в развитии светской и национальной литературы на иврите. В полной замене ивритом языка идиш, фактически являющемся смесью языков других народов, других культур. Энтузиасты культа иврита называли идиш не языком, а «жаргоном». Другим направлением развития идей просвещения было желание вырваться из тисков замкнутой жизни местечка, приобщиться к европейской культуре, прежде всего немецкой и русской.

По существу Плоньск был еврейским городком, из 9000 населения 80% составляли евреи. Семья Виктора Грина занимала видное место в городе. Его отец был состоятельным человеком и ярым сторонником перехода евреев на разговорный иврит. Сам Виктор Грин ─ адвокат, тоже входил в местную элиту. Он имел свое почетное место в Новой синагоге города, куда доступ был только членам «высшего» городского общества.

В этом полуместечке в конце позапрошлого века было создано общество «Ховевей-Цион» ─ Любящие Сион. Общество регулярно собирается в доме Виктора. Они ярые сторонки создания в Палестине собственного государства и изучения иврита. В 1886 года у Виктора Грина родился четвертый сын, его назвали Давидом Иосифом. Родился - Давид Бен-Гурион.

Мальчик рос слабый и болезненный с большой головой и страдал частыми обмороками. Врач, осматривая ребенка, не нашел его больным и сказал матери: «Давид здоров, хорошо развит и наверняка станет великим человеком». Мать поверила пророчеству доктора, поскольку ранее он был их раввином. Родители уделяли сыну большое внимание. Давид вспоминает, что отец целыми вечерами рассказывал ему, еврейскую историю и географию, а дед сажал его на колени и терпеливо шаг за шагом учил его ивриту.

С пяти лет Давид пошел в хедер. У отца была большая библиотека на иврите, русском и немецком языках, Давид днями зачитывался его книгами и, как писал позже сам Бен-Гурион, три книги произвели на его молодую душу неизгладимое впечатление. «Любовь Сиона» внушила желание жить по библейским заветам и породила страстное влечение к земле Израилевой, «Хижина дяди тома» Бичер Стоу, вызвала ненависть к рабству, подчинению и зависимости, а прочитав «Воскресенье» Толстого, он даже стал вегетарианцем, но не надолго.

Как видно, мировоззрение Бен-Гуриона полностью отвечало принципам Хаскалы, это был уже новая генерация евреев, стремящаяся к духовной свободе, образованию и независимости. В 14 лет Давид полностью отказался от исполнения еврейской Традиции ─ тоже под влиянием просвещения, но в конце жизни к 80 годам он вновь вернулся к пониманию Божественного провидения.

В это же время Давид с двумя товарищами Фуксом и Земахом образовали общество «Эзра». Понятно, что название принято в честь библейского просветителя писца Эзры, который в V веке до н.э. внедрил в еврейское общество систему изучения Торы.

Целью общества было объединение детей-сирот и бедняков (около 150 человек) и обучение их разговорному ивриту, беря недостающие в то время этому языку слова из идиша или трансформированного русско-польского. Они еще не знали, что выдающийся лингвист-самоучка Элизар Бен-Иегуда (1858-1922) профессионально трудится над созданием современного живого разговорного толкового словаря иврита. Уже через полгода по Плоньску бегали мальчишки–оборванцы и бойко болтали на возрожденном языке.

В это же время уже после Кишиневского погрома Давид Грин с товарищами узнали из газет, что на шестом сионистском конгрессе Герцль доложил делегатам, что он принял английское предложение о создании еврейской автономии под эгидой Англии в восточной Африке, в Уганде недалеко от озера Королевы Виктории в местах, откуда берет свое начало река Нил. Конгресс встал «на дыбы».

Если западноевропейские евреи в большинстве своем поддержали этот проект, для того чтобы вывести из России евреев, постоянно подвергавшихся насилию, то восточноевропейские делегаты, а их было большинство, категорически отказались от этой идеи, обвинив Герцля в предательстве еврейской мечты.

Страсти накалились настолько, что один из делегатов выстрелил в Макса Нордау, ближайшего помощника Герцля, и ранил его. Закончился конгресс отказом сионистского руководства от дальнейшей разработки этого проекта. Герцль при закрытии дебатов произнес библейскую клятву на иврите: «Если я забуду тебя, о Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука».

Время шло, нашим героям Давиду Грину с товарищами исполнилось по 17-18 лет. Сообщение об Угандском проекте возбудило их и привело к мысли, что заселение Палестины единственно возможное решение для последующего создания собственного государства. Они разработали план побега в Палестину. Замах поехал на разведку, но Грин решил, что прежде надо получить диплом инженера-строителя, а уже затем ехать в Палестину и там заниматься строительством новой жизни в буквальном смысле.

Грин уезжает в Варшаву. Его увлечение сионизмом и сложности для еврея в поступлении в ВУЗ препятствуют осуществлению идеи получения диплома. К тому же в его родном Плоньске появилась еврейская, но не сионистская, социалистическая организация БУНД, готовая отвлечь молодежь от сионизма. Давид Грин бросается в полемику с бундовцами, создает ячейку партии Поалей-Цион и ко всеобщему удивлению побеждает БУНД, делает Паолей-Цион единственной сионистско-социалистической организацией в городе. Ее цель − сионизм; образ существования ─ социализм.

Эта борьба выявила в Давиде талант полемиста, умение мгновенно находить нужные и яркие доводы против оппонента, умение подчинить молодежную массу своей воле. Выяснилось, что он обладает харизмой. Эти качества замечают в Варшавском отделении партии, где ему поручают представлять и отстаивать принципы партии Паолей-Цион в других регионах русской Польши. Шел 1905 год.

Русская революция. Рушатся привычные принципы еврейского образа жизни. Например, когда Давид впервые открыто прошел по главной улице Плоньска с Рахилью, дочерью самого видного гражданина и председателя общества Хаовей-Цион (Любящие Сион) не путать с партией Паолей-Цион (Рабочие Сиона), причем молоденькую девушку на прогулке не сопровождала нянька, то весь Плоньск отреагировал так, как если бы они целовались прилюдно по середине улицы.

Сразу же по прибытию в Эрец-Израиль, Давид Грин решил, что только личный физический труд на земле Израилевой может приблизить день и час возрождения государства. Он вступил в кибуц в Галилее. Труд для него был почти непосильный, как, впрочем, и почти для всех новых репатриантов, ведь никто из них – европейских евреев - никогда не занимался крестьянским трудом.

Жили в кибуце буквально впроголодь, осушали болота и вспахивали отвоеванную землю, сажали фруктовые деревья. Давид в тот же год заболел малярией, приступы которой, сопровождали его несколько десятилетий. Во время его нахождения в кибуце впервые начались нападения арабов. Вначале нападения с целью обычного воровства скота и утвари, затем и с террористическими целями.

Бен-Гурион организовал одну из первых групп самообороны. После тяжелого рабочего дня мужчины общины вынуждены были по очереди нести вооруженные караульную службу. Столь активная позиция Давида и его несколько зажигательных статей в печатном органе Поалей-Цион была замечена. Через год ему предложили должность редактора местной газеты. С этой минуты началась полная успехов и горьких разочарований профессиональная политическая деятельность Бен-Гуриона.

Давид Грин, как мы увидели ранее, не получил систематического образования и всю жизнь пополнял свои знания. Он много читал и хорошо знал русскую и еврейскую литературы. Овладел английским языком, чтобы вести переговоры с английской администрацией Палестины и в Лондоне. Давид вообще был полиглотом, он свободно владел ивритом, идишем, русским, польским, немецким, английским, турецким. Недостаточно владел, но понимал французский и арабский языки. Для того чтобы читать Платона и Аристотеля в оригинале Давид выучил древнегреческий.

Два года Давид учился в Стамбульском университете еще до первой мировой войны, когда Палестина входила в Османскую империю, понимая, что с хозяевами страны надо говорить на их языке. Несмотря, на очень скудные политик всегда находил возможность покупать книги по самым разным направлениям знаний. Так в 1946-47 годах Бен Гурион нашел силы и время, по-видимому по ночам, глубоко изучить военное дело: тактику и стратегию ведения войны. Он предвидел, что в случае создания своего государства переселенцам придется самостоятельно отражать нападение коалиции арабских государств. Бен-Гурион, в то время признанный во всем мире лидер и председатель исполнительного комитета Еврейского Конгресса, крайне перегруженный работой, учился! Это дало ему возможность в 1948 году в критический момент, занять должность Премьер-министра, министра обороны и главнокомандующего всеми вооруженными силами молодого государства ─ и победить.

Но вернемся ко времени первого знакомства Давида с Землей Израилевой. После четырех лет работы на земле за плугом или в апельсиновых садах в кибуцах Иудеи и Галилеи, в 1910 году, как я упоминал ранее, его избирают редактором партийной газеты Паолей-Цион ─ «Единство». Давид Бен-Гурион, так впервые назвал себя Давид Грин, взяв имя главы правительства Израиля в трехлетний период независимости во времена восстания против Римской империи.

Именно до первой мировой войны Давид Бен-Гурион со своим другом Бен-Цви, решают поступать в Стамбульский университет, и даже принять турецкое гражданство во имя возможности договориться с турками о создании еврейской автономии. Но началась очередная балкано-турецкая, а затем мировая войны, которые похоронили эти мечты. Однако Давид все же успел с оценкой «очень хорошо» закончить два курса.

С началом мировой войны за активную сионистскую деятельность оба Бена были высланы турками из страны «навечно». Оба поехали в США с агитационной целью ─ собрать как можно больше молодежи с тем, что бы после войны развернуть широкую деятельность в Палестине по освоению земли, созданию еврейского большинства, с тем, чтобы заложить основы промышленного строительства и все это сделать на объединенных принципах сионизма и социализма.

Для придания большей эффективности своему трехлетнему рекламному турне они написали две книги «Воспоминания» (о трудной и героической жизни пионеров в Палестине) и «Эрец-Израэль». Обе книги имели большой успех и даже потребовалось второе издание. Но, тем не менее, результат турне был довольно скромным: записалось всего 150 человек, но зато среди них оказалась Гольда Мобович ─ будущая премьер Израиля Гольда Меир.

Однажды, так гласит легенда, к профессору Вейцману, изобретателю ацетона (важной составляющей бездымного пороха ─ производство которого, выручило Англию во время первой мировой войны), обратился премьер Великобритании Ллойд Джордж: «Скажите, доктор, чем может отблагодарить Вас Британия, за значительную помощь в войне».

«Сделайте, что-нибудь для моего гонимого народа», ─ ответил Хаим Вейцман, в то время Председатель Всемирного сионистского конгресса. Через некоторое время 2 декабря 1917 года появилось утвержденное кабинетом министров письмо министра иностранных дел Великобритании лорда Бальфура, адресованное лорду Ротшильду ─ председателю английской секции Еврейского конгресса.

Так родилась эпохальная Декларация Бальфура:

«Правительство Его Величества относится благосклонно к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине и приложит все усилия к облегчению достижения этой цели. Вполне понятно, что не должно быть предпринято ничего, что может повредить интересам, как гражданским, так и религиозным, нееврейским общинам в Палестине или правам и политическому статусу евреев в какой-либо другой стране».

Это была победа, победа Сионистского движения, победа Хаима Вейцмана. Включение Декларации Бальфура в текст мандата, выданного Англии Лигой наций (прообраз нынешней ООН) на управление Палестиной, придало декларации международное значение и явилось международным признанием Всемирного сионистского движения.

В Палестине известие о «Декларации» вызвало неимоверный подъем и эйфорию. Многим детям давали имена в честь Бальфура. Бен-Гурион, естественно, поддержал Декларацию, но имел свой взгляд на претворение ее в жизнь: «Англия совершила великолепный поступок: она признала наше существование как политической нации и признала наше право на эту страну. Но только еврейский народ может сделать это право реальным; только он один, своим телом и душой, силой и капиталом способен выстроить свой «национальный очаг» и завершить свое национальное искупление».

Одним словом: «Никто не даст нам избавленья ни Бог, ни царь и не герой ─ добьемся мы освобожденья своею собственной рукой». Я не случайно сопоставил слова Бен-Гуриона с Интернационалом в эти годы, первая половина двадцатых, Давид - настоящий красный, и его герой - Ленин.

Двадцатые и тридцатые годы в Палестине были очень сложными и противоречивыми: 1921, 1929, 1936 годы ознаменовались массированными антиеврейскими акциями со стороны арабов. Здесь и забастовки протеста против прибытия переселенцев, и нападения на еврейские поселения, и акты террора.

Как говорилось выше, к началу Второй мировой войны уже имело место международное признание права евреев на создание собственного очага (решение лиги наций), начала работать специальная комиссия Лиги наций под председательством Пиля, принявшая так и не неосуществленное решение о создании в Палестине двух государств: еврейского и арабского. Но была и «Белая книга» английского правительства, в которой был декларирован практически полный отказ от принципов декларации Бальфура и содержался полный запрет на эмиграцию евреев в Палестину.

В эти же годы, преодолевая кризисные ситуации, рос и продвигался к положению харизматического сионского лидера Давид Бен-Гурион. Он ведет очень активную работу по сплочению всех социалистических элементов в единую Рабочую партию, он создает единый профсоюз «Гистадрод». Становится его председателем и, тем самым, объединяет все рабочие движения еврейской Палестины. Бен-Гурион в 20-30 годах постоянно ведет борьбу с другим лидером сионизма Владимиром Жаботинским, не признавая роль частного капитала в борьбе за создание государства, настолько Давид был левым, в начале двадцатых почти большевиком.

Но он был «большевиком» только до тех пор, пока не посетил СССР в лучшую его пору, в расцвет НЭПа. Но и тогда Бен Гурион отлично понял диктаторскую сущность режима страны его идеала. Его большевизм улетучился как пар, но социалистические идеи сопутствовали ему всю жизнь. Отсюда преданность кибуцу, стремление к созданию государственных предприятий, отсюда стремление к развитию общественной экономики под эгидой «Гистадрут». Его устраивает любая форма предпринимательства, исключающая присутствие «акул» капитализма. Но до войны Бен-Гурион всего лишь лидер еврейской партии и профсоюза, но не страны, Палестиной руководят англичане.

Прибывшие в 20-х годах богатые польские эмигранты сразу же начинают свободно вкладывать средства в капитальные проекты. Тель-Авив растет как на дрожжах, строится порт, открывается множество кафе и ресторанов, увеселительных заведений. Город приобретает солидный западный вид.

Кризис 1929 года приводит к банкротству многих частных предприятий, создает безработицу, как, впрочем, и во всем мире. Но Бен-Гурион не упускает случая обвинить во всех бедах частных предпринимателей, доказать на этом примере жизнеспособность экономической системы основанной на общественной собственности. В то время, время расцвета социалистического мировоззрения он был далеко не одинок.

Не только экономические, но и общественно-политические кризисы приводят, в конце концов, к позитивным результатам, полагал Бен-Гурион: дело Дрейфуса привело еврейскую общественность к сионистской идее, как единственной альтернативе ассимиляции и возможности сохраниться как народу. Политический кризис первой мировой войны привел к декларации Бальфура ─ международному признанию необходимости создания собственного дома в Палестине. Всеобщая забастовка палестинских арабов 1936 года и последующее за ним вооруженное восстание с нападениями на еврейские поселения привели к двум результатам: созданию комиссии Пиля и к ее предложению о разделении Палестины на два государства ─ еврейское и арабское. Несмотря на то, что предложение о разделении Палестины было до крайности территориально несправедливым, евреи, скрепя сердце, и под сильнейшим давлением со стороны Бен-Гуриона с ним согласились. Второй результат: Исполнительный комитет Еврейского агентства, принял все меры к тому, чтобы стратегически важные транспортные и промышленные предприятия, а также Тель-Авивский и Хайфский порты полностью перевести на еврейскую рабочую силу и под еврейское управление. Этим мероприятием исполком агентства надеялся избавить еврейские поселения от полной блокады или истребления в случае повторения насилия и забастовок.

К сожалению, в связи с резко изменившейся политической обстановкой в мире и на Ближнем востоке, предложения Пиля, не были выполнены. Больше того, угроза начала новой мировой войны и возможная поддержка арабами и турками гитлеровской Германии, заставила Англию не только отказаться от предложений комиссии Пиля, но следуя Мюнхенской политике умиротворения, в мае 1939 года англичане выпустили упоминавшуюся выше Белую книгу ─ официальную политическую позицию Великобритании по Ближнему востоку и свод законов к ней, практически приостанавливающие иммиграцию евреев в Палестину и реализацию декларации Бальфура.

С этого момента борьба за отмену Белой книги стала главной задачей Еврейского агентства. Это означало конец политического Сионизма и начало Сионизма «активного», целью которого было всеми возможными силами вплоть до вооруженной борьбы с английской армией добиваться продолжения иммиграции для создания в Палестине еврейского большинства.

Бен-Гурион не был бы Бен-Гурионом, если бы он сосредоточил все свои усилия только на решении только сиюминутных, хотя подчас очень сложных вопросах. Но это был настоящий лидер, способный извлекать уроки, как из успехов, так и поражений, логически их осмысливать, предвосхищать казалось бы фантастические сценарии развития событий и принимать меры к их реализации. Как я уже упоминал, проанализировав все обстоятельства истории сионизма, уже в 1941 году (!) он пришел к твердому убеждению, что победа союзников во Второй мировой войне неизбежна и именно эта победа приведет к созданию Государства Израиль.

Поэтому с целью консолидации всего еврейства он дважды во время войны совершает опаснейшие путешествии в Америку. Полгода в самый критический момент в во время массовых налетов на Лондон, Давид проводит в столице Англии. Он был поражен тем, с каким мужеством и полной самоотдачей англичане боролись за свое существование, и восхищен хладнокровием, смелостью и умением Черчилля организовать нацию в борьбе с Гитлером.

Из Лондона в ноябре 1941 года он прилетел в Нью-Йорк, куда к тому времени переместился центр еврейской жизни. После исключительно интенсивной агитационной компании в поддержку своего плана послевоенного создания собственного государства в Палестине, в мае по инициативе Бен-Гуриона и при поддержке Хаима Вейцмана в Нью-Йоркском отеле «Балтимор» созывается первая общеамериканская сионистская конференция. Она наряду с актуальными вопросами ставит прямую задачу создания в ближайшее (послевоенное) время в Палестине «Еврейского содружества, интегрированного в новую структуру демократического общества». Здесь все новое и очень оптимистическое: впервые ставится задача о собственном государстве и впервые говорится о новых демократических послевоенных структурах.

Задача сформулирована и утверждена, но еще предстоит приложить максимум энергии для ее реализации.

Бен-Гурион хорошо понимает, что создание государства вызовет военное противостояние евреев и всего арабского мира и принимает решение о втором путешествии в Америку. В 1942 году на гидросамолете он совершает крайне опасное кругосветное путешествие: из Палестины через Атлантику в Нью-Йорк, а после ряда важнейших встреч, летит далее на Запад, через Сан-Франциско, Гонолулу, Индию, возвращается в Палестину. Цель путешествия: сбор средств для закупки вооружений и организации собственной базы производства военной техники.

Он лично встречается с самыми видными и богатыми евреями Америки, результатом этих встреч является создание «Института Зонненборна». Задача новой организации - финансирование закупок оружия и станков для «Хаганы» (прообраз Армии обороны Израиля) и судов для обеспечения широкой нелегальной иммиграции. Все происходило под видом закупок медикаментов и больничного оборудования.

Между тем в 1944-1945 годах в Палестине развернулась бескомпромиссная борьба за отмену Белой книги. Хотя руководство Еврейского агентства и его исполкома не поддерживали вооруженную борьбу, боевые подпольные формирования правых сил «Иргун» и «Леха», руководимые Менахемом Бегином, начали активные действия против англичан вплоть до террористических акций. Но реакция большинства еврейского населения Палестины на террор была резко отрицательной. «Хагана», подчиняющаяся исполкому Еврейского агентства, т.е. Бен-Гуриону ведет активную борьбу с терроризмом, призывают население отказывать «Иргуну» и «Лехи» в поддержке и даже сообщать английским властям о местонахождении их баз и перемещениях групп. Дело могло дойти до гражданской войны среди евреев, если бы Менахем Бегин не принял требование Бен-Гуриона о прекращении вооруженных нападений.

1945 год. Закончилась война. Президент Трумэн, сторонник создания еврейского государства, просит Черчилля отменить Белую книгу и дать разрешение на въезд в Палестину 100000 евреев из Европы. Но через три дня Правительство Черчилля пало. К власти пришли лейбористы в прошлом принципиальные противники Белой книги, которые в новом качестве стали ее поддерживать.

В это время в Базеле собрался первый послевоенный Сионистский конгресс. По понятным причинам состав депутатов почти полностью изменился со времени последнего предвоенного конгресса. Теперь большинство делегатов было из Америки, куда перемесился центр еврейской жизни. Этот факт предал больший динамизм всему движению. На конгрессе изменилась и структура управления движением.

Главным и единственным центральным органом стал Исполнительный комитет в составе 12 человек: по шесть американцев и европейцев. Бен-Гурион получает портфель министра обороны, и он же представляет Исполком в Палестине. Должность министра обороны не случайно поручается ему. Уже много месяцев «Старик», так теперь за глаза с уважением называют шестидесятилетнего еще не коронованного лидера, вся еврейская община Палестины, обложившись книгами, изучает военное искусство ─ тактику и стратегию, предвидя будущее вооруженное столкновения с арабами.

Ему помогают евреи - бывшие офицеры английской армии на т.н. семинарах у «старика». Еще до решения ООН о создании двух государств в Палестине арабы начали т.н. «преждевременную» войну под руководством муфтия Ходж Амин аль-Хусейна, который был сторонником создания отдельного арабского государства в Палестине, но при этом был злейшим врагом самих евреев. Аль-Хусейн всю войну провел в Берлине у нацистов, по-видимому, в качестве будущего короля Палестины.

К счастью ряды палестинцев-арабов раздирались противоречиями. Король Транс-Иордании Хусейн, боясь потерять западный берег Иордана, входящий в границы его государства, не поддержал восстания соплеменников. Внутри палестинцев также было множество вооруженных формирований, желавших проводить собственную антиеврейскую линию, исходя из своих личных корыстных интересов. Такая расстановка сил значительно облегчала ситуацию для евреев в период «преждевременной» войны и дала возможность хоть как-то подготовиться к будущей настоящей войне.

Англия не смогла справиться с нарастающим напряжением на Ближнем Востоке. Предвидя скорое окончание полномочий своего мандата на управление Палестиной, она передала вопрос о будущем этой страны в компетенцию только что созданной ООН. Как свидетельствует Вайс, председатель сионистской организации США, Рузвельт сообщил ему в личной беседе о том, что на Ялтинской конференции трое «великих» устно договорились о создании после войны Государства Израиль. [1]

Наверное, это было именно так, судя по тому, как дружно союзные державы проголосовали за создание Израиля в ноябре 1947 года. Но еще до этого целый год велись не простые дебаты в стенах ООН, назначались комиссии, определялись границы, и, в конце концов, решение было выработано с очень причудливыми конфигурациями границ.

По сути дела Палестина была разорвана на отдельные анклавы, часто не связанные между собой. Для Израиля было выделено только 10 % всей территории. Тем не менее, известие о голосовании в ООН на «еврейской улице» Палестины было принято с огромным энтузиазмом. Хотя все 13 арабских стран голосовали против, но подавляющее большинство членов ООН поддержали предложение о создании в Палестине двух государств: еврейского и арабского.

Руководство еврейского исполнительного комитета прекрасно понимало, что сразу же после провозглашения Израиля все граничащие с ним государства начнут полномасштабную войну против нового государства. Большинство членов исполкома настаивало на отсрочке дня провозглашения государства, боясь разгрома и уничтожения Израиля в борьбе против многочисленной и лучше вооруженной коалицией: Ливана, Сирии, Транс-Иордании и Египта. Но Бен-Гурион был убежденным сторонником немедленного провозглашения независимого государства, неглядя на куцые границы и враждебное окружение. Логика его позиции и ураганный напор сделали свое дело - исполком начал в тайне формировать первое правительство во главе с Бен-Гурионом, к тому времени давно ставшим неоспоримым лидером сионистов в мире и Палестине.

До конца мандата, до 15мая 1948 года оставалось несколько месяцев. Бен-Гурион направляет своего тайного эмиссара в Европу для закупки стрелкового и тяжелого вооружения вплоть до боевых самолетов. Исключительно предприимчивый тридцатилетний Ариели из Вены нашел пути для необходимых сделок с Чехословакией, он заключал договоры поставки от имени Эфиопии на ее фальшивых бланках. Контракты на поставки всего необходимого, а также договор о подготовке пилотов и артиллерийских офицеров в учебном центре под Прагой были заключены. Безусловно, без согласия Сталина эта сделка не могла бы состояться, так как Эфиопия была «шита белыми нитками». К сожалению, артиллерийские орудия и самолеты поступали израильтянам со значительным опозданием и первая половина «Войны за выживание» израильтяне провели с четырьмя пушками без прицелов. Но все это было позже и не входит в объем настоящей лекции.

Пока в разгаре была «Преждевременная война» с палестинскими арабами и одновременно интенсивная подготовка к провозглашению собственного государства. Нужен был государственный аппарат, выработаны политические, экономические и религиозные принципы, на которых должно было основываться новое государство.

Решение этих вопросов потребовало от будущего премьер-министра недюжинных переговорных способностей, умение, отстаивая фундаментальные ценности, уметь находить компромисс в тактических вопросах. Одним словом, к 14 мая Декларация о создании Государства Израиль была выработана. Она провозглашала, что Израиль придерживается основополагающих принципов прав и свобод человека, является светским государством, и только вопросы гражданского состояния, такие как рождение, бракосочетание, захоронение относятся к прерогативам религиозных структур. Провозглашалось, что каждый человек, имеющий одного из родителей или дедушку или бабушку евреев, имеет право на иммиграцию в Израиль с одновременным получением гражданства. Такое положение дало возможность в первые же несколько лет создать еврейское большинство в своей стране.

15 мая 1948 года был спущен государственный флаг Великобритании над резиденцией администрации Ее величества и в торжественной обстановке в присутствии представителей всех политических и религиозных партий и прессы Давид Бен-Гурион через девятнадцать веков вновь провозгласил создание Государства Израиль. Была зачитана Декларация, заменяющая до сих пор Израилю конституцию. А на следующий день Хаим Вейцман был избран первым президентом нового государства. В тот же день коалиция арабских стран начала войну на уничтожение Израиля.

Войны и развитие Израиля тема следующих лекций.

Но наш рассказ был бы неполным и даже не объективным, если бы мы обошли вниманием других выдающихся деятелей сионизма, внесших решительный вклад в создание собственного дома в Эрец-Израиле, в «земле Израиля».

Сионизм и создание Государства Израиль связанно с четырьмя знаковыми историческими фигурами: Теодор Герцль, Хаим Вейцман, Бен-Гурион и Владимир Жаботинский.

Каждый из них был харизматической фигурой, каждый имел отдельное собственное мнение о путях создания еврейского государства. Но все они обладали высочайшим интеллектом и энциклопедическими знаниями, были принципиальными сторонниками демократических принципов существования будущего государства и общественной открытости в Сионистском движении. И Герцль, и Вейцман, и Бен-Гурион не работали в одиночку, их окружали группы сторонников и соратников, а не безгласных сподвижников. Часто, очень часто каждый из них оставался в одиночестве или в меньшинстве, если выдвигал нереальные проекты. Например, Угандийский проект Герцля или предложение Бен-Гуриона в двадцатых годах об установлении в руководимой им всеобщей профсоюзной организации Гистадрод, системы единовластия по большевицко-военному образцу, или программа Жаботинского, ставившего конечной целью создание еврейского государства в пределах «царства Давидова», включая Заиорданию, не учитывая реальной обстановки.

Каждый из них обладали сильной волей, были личностями, тем не менее, они желали и умели прислушиваться к иным мнениям и изменять собственные позиции. Менталитет еврейского народа, выработанный на протяжении веков в преклонении перед ученостью, перед духом, а не физической силой, смог выделить собственную элиту из высоко образованных людей способных вырабатывать адекватные решения на вызовы Истории.

Как видно Сионистское движение почти постоянно сотрясали противоречия, выливавшиеся подчас даже в личную вражду. Это и понятно: у руля стояли личности! И личности разных темпераментов, разных политических установок: от социал-демократа Герцля, либерала Вейцмана, левого социалиста-революционера Бен-Гуриона, до правого конституционного демократа Жаботинского. [2] Постоянные требования личной отставки с того или иного поста, из-за несогласия позиций, постоянный поиск компромисса при принятии решений.

Однако такое многоголосие и разброс мнений не ослаблял Сионизм, наоборот, придавал ему динамизм и гибкость. Дело в том, что все вожди движений руководствовались одним Великим принципом, одной всепоглощающей идеей ─ созданием собственного, светского, демократического Государства Израиль. И в серьезной кризисной ситуации все направления, все мнения объединялись в едином стремлении для решения поставленной цели. Такое же явление мы наблюдаем и в наши дни в Израиле. При серьезном кризисе весь народ забывает свои бесчисленные противоречия, мужественно и сплоченно защищая свое существование.

Еврейский народ выстоял в течение двадцати пяти веков, в ряду других причин, благодаря, постоянно враждебному окружению. Это вселяет в нас надежду, что Израиль выстоит против трехсот миллионного враждебного арабского окружения и в наше время.

 

Использованная литература:

  1. Электронная версия Еврейской энциклопедии
  2. Микаэль Бар-Зохар Бен-Гурион. Ростов\Дон: «Феникс», 1998
  3. Юлиус Г. Шепс ─ Теодор Герцль: человек, проложивший путь политическому сионизму. Пер. с немецкого. «Феникс» 1998
  4. Иосиф Невада ─ Владимир Жаботинский: вехи жизни. Пер. с иврита «Феникс» 1998
  5. С.М. Дубнов ─ Книга жизни: Материалы для истории моего времени. Воспоминания и размышления. М. «Мосты культуры» 2004
  6. Иосиф Телушкин ─ Еврейский мир. Пер. с английского М. «Лехаим» 1998.

 


[1]Упоминание об этой договоренности имеется в биографии Хаиме Вейцмана в Еврейской энциклопедии.

[2] Приведенные градации политических пристрастий сугубо условны. Никто из них не состоял в указанных партиях, но их политические, судя по литературе, пристрастия соответствовали политическим направлениям упомянутых российских политических партий.

 

А.Тиктинер
К шестидесятилетию образования государства Израиль