Лекция №32. Инакомыслие в иудаизме (часть-1)
Печать
Просмотров: 4610

 

Инакомыслие во все времена и почти при всех режимах преследовалось властью, церковью или общественным мнением. В советское время в ходу даже была такая поговорка: «Все идут в ногу только Иванов или, скажем, Тиктинер идут не в ногу»,  эта поговорка несла в себе определенный негативно-пренебрежительный оттенок по отношению к названным лицам.

В тоже время именно инакомыслие в любой области деятельности было и есть главный рычаг прогресса. В науке ли, технике, культуре, политологии или религии. Наиболее яркие примеры: возникновение иудаистского, а затем христианского монотеизма, последствия которых, радикальным образом повлияли на все сферы человеческой деятельности. Инакомыслие Коперника изменило представление о вселенной и т.д. Но были и  обратные примеры.

Инакомыслие К. Марса привело к нескольким революциям, но в каждой стране победа этой идеологии приводила к застою в науке и технике, к полному обнищанию населения. Тем не менее, Марксизм оказал сильнейшее влияние на развитие экономической и политической мысли и практики в XX веке. Ведь отрицательный результат это тоже результат, способствующий развитию более рациональных путей развития общества. Таким образом, хотя не каждое инакомыслие приводит к прогрессу, но прогресс всегда результат иного взгляда на действительность, т.е. инакомыслия.

Иудаизм, ─ религиозное учение монотеизма возникло в результате того, что наш праотец Авраам поверил внушению верховной силы - Бога, о том, что поклонение разнообразным идолам не отвечает истине, что идолы, сотворенные из камня или дерева, ими же и остаются, какую бы магическую силу не приписал им человек.

Всевышний, как трактует Талмуд, пытался внушить эту мысль многим вождям разных племен и народов, но только Авраам сразу оценил и  принял эту доктрину. Он разбил идолов своего отца, став в силу своего инакомыслия, первым в  языческом мире монотеистом. Для такого неординарного шага нужно было обладать исключительной крепостью духа и глубочайшей верой в новую Идею.

Из-за того, что Авраам противопоставил себя и свое мировоззрение окружающему миру, он вынужден был покинуть родные места, и отправиться в землю Ханаанскую, указанную  ему Всевышним.

Всемирное значение этого шага можно оценить в полной мере только в наше время, когда наука, т.е. человеческий разум, осознал, что все в мире взаимосвязано и детерминировано, в том смысле, что все логически обусловлено. При создании и развитии макро- и микромиров невозможно себе представить участия множества специализированных божков. Только Единому Всемирному Разуму под силу создание условий для развития столь сложных космических и биологических систем. В вере в такую единую силу, сотворившую все сущее  в определенной последовательности, начиная от вселенной и кончая человеком,  заключалось великое, гениальное инакомыслие Авраама. Это озарение знаменует собой поворотный пункт всемирной истории. Правда, Праотец опередил свое время, по меньшей мере, на две тысячи лет, когда большая часть человечества, вслед за избранным народом, приняла Монотеизм.

Окончательно иудаизм оформился как Учение во времена писца Эры. Вернувшись из Вавилонского пленения в середине 4 века до н.э.  писец Эзра и Иехемия ─ руководители еврейства  обнаружили, что народ за прошедшие 50 лет полностью забыл боговдохновенную Тору и обряды богослужения.  Наряду с решением первостепенной задачи: восстановления Храма и богослужения в нем, идеологи решили вновь собрать воедино все пять книг Моисея, книги пророков, книгу судей,  книгу царей, писания, Екклесиаст, рассказы, предания и другие, сохранившиеся в Вавилонии книги.

К этому времени в Иерусалиме было созвано Великое собрание, как высший религиозный и судебный орган нового, хотя еще не самостоятельного Иудейского государства. Великое собрание состояло из старейшин оставшихся колен Израилевых: колена Иудино и колено Вениаминова. В  задачу Великого собрания наряду с судебной и законодательной деятельностью, также вошла, как одна из главнейших ─ кодификация и канонизация Книги.  Предстояло выбрать из сохранившегося множества преданий, писаний, и других раритетов истинно боговдохновенные книги, создав, таким образом, единую Книгу, названную ТАНАХ ─ аббревиатура, составленная из начальных букв всех глав Книги. Эта работа продолжалась вплоть до 3 века до н.э., когда ТАНАХ был окончательно канонизирован в том виде, каким мы его сейчас знаем.

Радикальное инакомыслие в иудаизме, отразившееся на мировом историческом процессе связанно,  конечно же, с появлением  Иисуса Христа и  секты иудеохристиан.

Иудеохристиане -  первые сторонки христианского учения, были одной из мессианских еврейских сект близких к ессеям и другим аскетическим сектам Кумрана, известных нам из знаменитых «Рукописей мертвого моря»

Проповеди Иисуса и его мессианское самосознание легли на благодатную почву в тяжелый, беспокойный период еврейской истории. Это был период жестокого царствования царя Ирода, верного сатрапа кесарей Римской империи, и правления одного из самых жестоких римских прокураторов ─  Пилата. Это было время раздела Израиля (после смерти Ирода) на три части, время появления «зелотов» ─ радикальной оппозиции Риму.

Иудеохристиане, основываясь на пророчествах Иессаи и Даниила, полностью приняли  проповеди Иисуса Христа, о скором наступлении мессианской эры, когда придет царство Божье, прекратятся войны, распри и исчезнет бедность.

Первые христиане, естественно, как и сам Иисус, были евреями и полностью исполняли законны Торы, но они, следуя проповедям Христа, с охотой принимали в свои ряды неофитов из язычников, которые обязаны  были также исполнять предписания и принципы Книги. Последователь Иисуса Павел, обратившийся из гонителя первохристиан в Савла, Саула, проповедовал в синагогах диаспоры в Передней Азии и Греции. Павел сделал упор на привлечение к учению Христа язычников, среди которых жили евреи.

В первый период развития христианства Апостолом Павлом было выработаны компромиссное решение, которым предписывалось исполнение законов Торы только для христиан евреев, а христиане из язычников должны были исполнять только, так называемые законы Ноя, предусмотренные Торой для всех людей, кроме избранного народа Израилева. Этими постановлениями, подтвержденными  в 51г. н.э. Иерусалимским христианским собором было заложены основы для развития Вселенской христианской церкви и полного выхода из-под влияния иудаизма.

Массовое вступление в ранние иудеохристианские общины и синагоги диаспоры аборигенов-язычников, которые постепенно вытеснили евреев из синагог, исповедуя принципы, противоречащие догматам иудаизма, превратили их в первые христианские церкви. Секта же иудеохристиан сохранялась только в Палестине вплоть до 4 века, когда Палестина подпала под власть христианской Византии.

Христианское инакомыслие в иудаизме заключалось в том, что ортодоксальный иудаизм, следуя принципам Торы, представлял себе сущность Бога, как  всемогущую, бестелесную субстанцию не ограниченную ни временем, ни пространством. Христиане приписали эти свойства только Богу-отцу. С другой стороны, в Торе сказано, что Бог создал человека по своему образу и подобию. Лично мне представляется, что подобие заключается в разуме, и этим разрешается кажущееся противоречие.

Ортодоксальные евреи, ни при каких обстоятельствах не в состоянии принять доктрину Богочеловека. Они не могут принять доктрину триединства, как противоречащую принципу единобожия, четко очерченную в Торе и в главной иудейской молитве Амида, созданной еще во 2 веке до н.э.

Даже современный классик английской литературы и христианский мыслитель К. Льюис[1], предложивший современную модель рая, ада и дьявола, глубоко верующий христианин, утверждает: «Кроме Бога нет ничего и никого несотворенного».  Таким образом, нестандартный, иной взгляд на образ Божий привнесенный Иисусом Христом и его апостолами привел к созданию новой Вселенской церкви и к иному миропониманию.

В средние века иной взгляд на Библию ─ инакомыслие, высказал в 11 веке  Аврахам ибн Эзра в отношении  происхождения пятой книги Моисеевой «Второзаконие» (Второй Закон или повторение Закона) или Мишна Тора. Ибн Эзра, а впоследствии многие ученные, исследуя лексику, политические и религиозные установления этой книги пришли к выводу, что пятая книга, найденная в тайнике Иерусалимского храма в 622 году до н.э., не может принадлежать перу Моисея и имеет все признаки более позднего происхождения. Абрахам ибн Эзра относит написание «Второзакония» ко времени царя Иудеи Хизкии (720-695г.г. до н.э.), проведшего широкие реформы.

Царь Хизкия, в числе прочего, установил правила проведения главных религиозных  обрядов ─ жертвоприношений и литургий только в Иерусалимском храме, централизовав, таким образом, религиозное и светское управление государством. Об этой реформе упоминается  во Второзаконие. Сам свиток был найден в тайнике Храма  100 лет спустя, после реформы царя Хизкии.

Аврахам Ибн Эзра родом из испанских эмиратов, прожил исключительно насыщенную жизнь. Совместно с Иегудой Галеви - великим еврейским поэтом он совершил путешествие в Мавританию, затем путешествовал по Франции и Провансу, а к концу жизни посетил даже Англию, где написал знаменитые комментарии к Торе, в том числе и содержащие доказательства более позднего написания Второзакония. Двухтомник его поэзии недавно был издан в Израиле.

В медицине Ибн Эзра  придерживался учения Авиценны. Он впервые в  еврейском счислении перешел на десятичную систему, обозначив первые 9 цифр буквами еврейского алфавита, ввел обозначение «0» отдельным знаком,  группу чисел обозначающие десятки поставил впереди первой группы и т.д.

В то время в среде европейских евреев, не допускавших никаких сомнений относительно духа и буквы Торы, высказать критический взгляд на основную книгу иудаизма, требовало большой смелости и убежденности. Ибн Эзра оказался предтечей целой науки «Библейская критика», развившейся спустя шесть веков, в конце 18 и в19 веках.

Уриэль Акоста, философ из семьи португальских марранов ─ евреев, насильственно обращенных в христианство. Его отец был верующий католик. Уриэль получил религиозное образование в католическом монастыре, где подробно изучил Библию, в том числе Ветхий завет. После смерти отца, увлеченный идеями иудаизма Акоста бежал в Голландию, где открыто, вместе с семьей, перешел в иудаизм. В новом своем качестве уже в стенах синагоги Акоста высказывал совершенно еретические, с точки зрения иудаизма и даже христианства, мысли

По его мнению, иудеи своим ультраортодоксальным, и формальным подходом к Учению исказили его. По мнению Акосты бессмертие и загробная жизнь якобы не исходят из учения Моисея. Свои воззрения Акоста изложил в книге «Исследование традиции фарисеев в сравнении с Писаным Законом». За эту книгу, противоречащую общепринятым религиозным представлениям, автор был подвергнут проклятию (херему), а светские власти наложили на него штраф. Книга была публично сожжена.

Несколько лет Уриэль Акоста провел вне стен общины и синагоги, что являлось  по тем временам серьезным испытанием. Он был подвергнут жесткому остракизму. Отказавшись от своего исследования, философ снова был принят в общину. В  стенах общины Акоста вновь стал высказывать совсем уж еретические, деистические мысли, отрицая божественное происхождение Торы,  всех ритуалов литургии и Традиции иудаизма. Он утверждал, что Бог заключен во всей  окружающей природе и только этические законы имеют божественные корни.

Деизм ─ религиозно-философская доктрина, признающая Бога как мировой разум, сконструировавший «машину» природы и давший ей законы и движение. Деизм отвергает дальнейшее вмешательство Бога в жизнь и развитие природы. Деизм получил распространение среди мыслителей эпохи Просвещения в период развития свободомыслия в 17-18 веках.

За эти свои взгляды Акоста вновь был подвергнут херему  и вновь в 1640 г. после публичного отказа от своих воззрений был прощен, но подвергнут ритуалу очищения. Его, как кающегося еретика, приговорили к  39 ударам плетью, затем уложили на порог синагоги и каждый верующий, должен был перешагнуть через него. Уриэль Акоста не выдержал столь унизительной процедуры и в то же дань, придя, домой, покончил с собой.

Акоста по существу был предтечей Баруха Спинозы, но в отличие от последнего он, на мой взгляд, обладая сильным протестным потенциалом, критическим взглядом на существующий порядок вещей, не был творцом. В отличии от Спиноз он не смог предложить иной,  альтернативной философской идеи.

О великих еврейских религиозных, инакомыслящих философах Барухе Спинозе и Моше Мендельсоне мы поговорим в следующей беседе.

 


[1] Льюис, «Письма баламута» М,:Fazenta «Дом надежды», 2003 стр. 8

 

Автор Анатолий Тиктинер
Германия, Bad Pyrmont
10. 08. 2009